January 16th, 2020

День рождения Будёновки

16 января 1919 года в качестве форменного головного убора Рабоче-крестьянской Красной Армии была введена суконная шапка-богатырка, впоследствии названная "будёновкой".

«С чего начинается Родина?
С окошек, горящих вдали,
Со старой отцовской будёновки,
Что где-то в шкафу мы нашли.
А может, она начинается
Со стука вагонных колес
И с клятвы, которую в юности
Ты ей в своем сердце принес.

С чего начинается Родина?..»


В первые послереволюционные месяцы красноармейцы и их командиры носили форму одежды, оставшуюся от царской армии, со споротыми погонами. Однако появление белых армий, солдаты которых носили форму того же покроя, вынудило командование РККА озаботиться введением новых элементов обмундирования, чтобы хоть издали хоть в темноте можно было легко отличить красноармейца от белогвардейца.

Первоначально был введён нагрудный знак в виде красной звезды, расположенной поверх венка, одна ветка которого была дубовой. а другая – лавровой. В центре же этой звезды располагались скрещённые плуг и молот, а 29 июля 1918 года была введена металлическая звёздочка для головного убора с теми же плугом и молотом.

Уже 7 мая 1918 года Народный комиссариат по военным делам РСФСР объявил конкурс по разработке нового обмундирования для военнослужащих РККА. В конкурсе приняли участие В. М. Васнецов, Б. М. Кустодиев, М. Д. Езучевский, С. Т. Аркадьевский и другие известные русские художники. 18 декабря 1918 года на основании представленных на конкурс работ Реввоенсовет Республики утвердил новый тип зимнего головного убора — суконный шлем, формой напоминавший средневековую «ерихонку» или шелом с бармицей — часть доспехов былинных русских богатырей, за что первоначально этот шлем и получил обиходное название «богатырка». Существует легенда о том, что будущая будёновка была создана ещё до революции как элемент будущей парадной формы русской армии. Возможно, проект такого головного убора и существовал, но приказов о его производстве ни в архивах царских ведомств, ни в архивах Временного правительства до настоящего времени не найдено.

Collapse )

Мы были первыми! СССР - флагман человечества!

16 января 1969 года состоялась первая стыковка двух пилотируемых кораблей "Союз-4" и "Союз-5".

В январе 1969 года впервые в мире на околоземной орбите действовала советская космическая станция. В ней жили и работали четыре советских космонавта — Владимир Шаталов, Борис Волынов, Алексей Елисеев и Евгений Хрунов.

Сначала с космодрома стартовал корабль «Союз-4», пилотируемый В. Шаталовым. А через день в совместный рейс по звездным трассам на корабле «Союз-5» отправились сразу три космонавта — командир корабля Б. Волынов, бортинженер, кандидат технических наук А. Елисеев и инженер-исследователь Е. Хрунов.
Антенны кораблей «Союз-4» и «Союз-5» искали друг друга. До начала стыковки Шаталов через иллюминатор своего корабля видел «Союз-5». Через несколько секунд после включения системы радиопоиска корабли оказались связанными «радиоканатом». Двигатели ориентации развернули их точно «лицом к лицу».

16 января в 08:20 UTC корабли «Союз-4» и «Союз-5» состыковались. Это была первая в мире стыковка двух пилотируемых кораблей. Во время стыковки, активным кораблём был «Союз-4», стыковочный узел которого был оборудован штырём, стыковочный узел «Союза-5» был оборудован приёмным конусом. Конструкция "Союзов" не имела герметичного переходного отсека. После стыковки, агентство ТАСС объявило, что впервые на орбите создана экспериментальная космическая станция с четырьмя космонавтами на борту.

Космонавты Хрунов и Елисеев использовали скафандры «Ястреб», командир корабля Борис Волынов помогал им облачаться в скафандры, проверял системы жизнеобеспечения и коммуникаций скафандров. Затем Волынов вернулся в спускаемый аппарат и закрыл люк между орбитальным отсеком и спускаемым аппаратом корабля «Союз-5». Корабли «Союз» модели «7К-ОК» не имели переходного люка в стыковочном узле. Во время перехода орбитальные отсеки кораблей использовались в качестве шлюзовых камер. После разгерметизации орбитального отсека первым в открытый космос вышел Евгений Хрунов. В это время состыкованные корабли находились над Южной Америкой и не имели радиоконтакта с центром управления полётом в СССР. Выход Елисеева происходил уже над территорией СССР, когда поддерживался радиоконтакт с Землёй. Елисеев закрыл за собой люк «Союза-5». Хрунов и Елисеев перешли в орбитальный отсек «Союза-4», который затем был наполнен воздухом, командир «Союза-4» Владимир Шаталов помог Хрунову и Елисееву снять скафандры. Хрунов и Елисеев передали Шаталову письма, телеграммы и газеты, которые вышли уже после старта Шаталова в космос. Корабли «Союз-4» и «Союз-5» находились в состыкованном состоянии 4 часа 35 минут.
На Землю Хрунов и Елисеев возвратились уже на «Союзе-4» вместе с его командиром Шаталовым. Примерно через сутки приземлился и «Союз-5», пилотируемый Б. Волыновым. Этот переход был элементом подготовки к предполагаемому полёту на Луну.