FilyaCat (filyacat) wrote,
FilyaCat
filyacat

Categories:

ЧАСТЬ 1. Как убивали ленинградскую Светлану. История рождения, жизни и уничтожения ЛОЭП Светлана.

В настоящее время на огромной территории ленинградского завода Светлана сейчас ведутся окончательные разрушительные действия правящего режима и стирается история не только города, но и советской страны в целом. Теперь здесь будут уродливые "путинки" - застеклённые гигантские многоэтажки, наводящие убогую и депрессивную атмосферу для всех нормальных людей. Так поступили со всеми знаменитыми ленинградскими заводами-гигантами. Но обо всех по порядку и вначале пойдёт рассказ о ЛОЭП Светлана. Для тех, кто не в курсе, немного истории, чтобы понять какой это был знаковый и легендарный завод. Именно отсюда впервые повеял чистый воздух свободы, воздух великой революции. Потому его однм из первых и стала разрушать новая бандитская власть ельцино-путинских мерзавцев.

ЛОЭП «Светлана» — основной научно-технический и производственный центр советской электроники, важнейшее предприятие военно-промышленного комплекса СССР, специализирующееся на разработке и производстве электронно-оптических приборов.
Начав с производства первых электрических ламп еще в дореволюционной России  — одно из крупнейших предприятий Ленинграда и СССР, центр революционного рабочего движения в стране (на заводе в свое время работал М.И.Калинин), к 70-80 годам XX века «Светлана» превращается в ведущее предприятие по разработке и производству цифровых и аналоговых микросхем, малогабаритных рентгеновских трубок с холодным катодом, модуляторных ламп для радиолокации, калькуляторов, микропроцессорных модулей, уникальных генераторных тетродов для сверхмощного радиовещания и первых советских ЭВМ и микро-ЭВМ.


КАК БАРЫГА АЙВАЗ В ИСТОРИЮ ПОПАЛ

Принято считать (большевики в отличие от нынешних правителей ценили и сохраняли историю своего прошлого) началом отсчёта легендарного объединения тот год, когда некий коммерсант (очень похожий на современных) Яков Моисеевич Айваз, повесил на Невском проспекте, на доме № 59, блестящую жестяную вывеску, на которой крупными буквами было выбито название предприятия - "ЛЕБЕДЬ". Шёл 1889 год. В мастерской "Лебедь" работали лишь несколько мужчин - скручивали табачные гильзы. Сам Айваз был обычным агентом по продаже папиросных гильз, но был предприимчив и тщеславен. Считал, что нужны только изворотливость да удача, чтобы выбиться в люди. Он умел терпеливо ждать и играть свою роль. Роль эдакого трудяги, рубахи-парня и простого человека. Роль борца за прогресс, патриота и благодетеля. Не напоминает современных бизнесменов? Очень!
Но чем выше поднимались его акции, все более разрасталось дело и чем больше пролетариев работало на него, тем яснее проявлялся в нём обыкновенный хищник. Сначала всего лишь несколько рабочих отдавали все свои силы его "делу", потом полтора десятка человек. Так год от года росло число айвазовцев, увеличивавших доходы свого хозяина.
Следует отметить, что в Петербурге тогда многие заводы и фабрики назывались по фамилии владельцев, так же как и рабочие коллективы этих предприятий. Но вскоре - ирония истории! - эти названия стали звучать для самих обладателей фамилий страшно и угрожающе. Путиловцы, лесснеровцы, айвазовцы были передовым отрядом революционных питерских рабочих.
Удача пришла к Айвазу в образе изобретателя гильзонабивочной машины. Предприниматель доставал деньги и материалы, а машину создавал изобретатель. Табачные фабриканты машину купили и заказали ещё. Айваз арендовал сначала небольшое помещение в доме № 12 на Полтавской улице, а затем двухэтажный флигель на Невском проспекте, в доме № 125. Здесь он организует механическую мастерскую. 70 рабочих делают в год более ста машин и приносят хозяину предприятия 10-12 тысяч рублей чистой прибыли. Через три года производству во флигеле на Невском становится тесно. В сентябре 1904 года оно переводится на Васильевский остров. Это уже машиностроительный завод, как явствует из вывески, ставшей по сравнению с прежней куда солиднее. Хозяин завода живёт теперь на широкую ногу, эксплуатируя бедных рабочих. Машины получают награды и похвальные отзывы на международных выставках. Кажется Айваз достиг всего, чего хотел. Он не знает только самого главного: те, кто делает эти машины, кто вкладывает в них за мизерную плату свой труд, силы, талант, оценивают происходящее с иных позиций и видят дальше, чем придприимчивый и считающий себя дальновидным Айваз. На машиностроительном заводе постепенно складывается крепкая социал-демократическая группа. Возглавляет её большевик Никандр Иванович Кокко.
В 1911 году владелец предприятия получил разрешение на выпуск прицела нового образца к винтовке. Выгодный военный заказ позволил расширить производство. Было создано акционерное общество, куплены земельные участки в Лесном, на Выборгском шоссе. Спустя год здесь начал действовать новый завод.
Айваз мог быть доволен: удача сопутствовала его предприятию. Завод расширялся, в заказах недостатка не было, а тут ещё и новое предложение: нарисовался немец Вебер и соблазнил Айваза патентом на "электрические лампочки накаливания с прочной металлической нитью". Россия в то время, как отсталая страна, производила лампы только с угольной нитью, недолговечные, из заграничных материалов. Они удовлетворяли потребности меньше чем на 20 %. Так что предложение Вебера представлялось выгодным. Сам немец гарантировал быстрый успех, огромные прибыли, обещал помочь из Германии: поставку образцов ламп, материалов, консультации специалистов. Будущая прибыль барыгу Айваза гипнотизировала. И Яков Моисеевич согласился.
В мае 1913 на пустыре в Лесном закипело строительство. Среди заводских корпусов выделялся один - пятиэтажный, из красного кирпича, с белой надписью на фронтоне "Светлана". Предприниматели долго думали над названием завода. Самым удачным оказалось "Светлана". Красивое женское имя, образованное к тому же от слова "свет". По идее именно с 1913 года и можно начать настоящий отсчёт будущего легендарного советского объединения.
В скромном кирпичном здании рождался завод, который в скором будущем будут хорошо знать в СССР и за рубежом. Завод, который будет олицетворять собой расцвет советского электронного приборостроения, славные традиции рабочего класса, его революционный дух и творчество.
"Светлана" с самого начала встала на свой собственный, самостоятельный путь. На первых порах ещё вспоминали имя Айваз, но через несколько лет оно безвозвратно ушло в прошлое, не имея никакого отношения к заводу "Светлана".
Рождение "Светланы" оказалось для её хозяев крупной неудачей. В сущности, произошла обычная вещь: хищник перехитрил хищника. Предприимчивость без знания дела жестоко отомстила акционерам, собравшимся на торжества в честь открытия нового производства. Всё установленное германскими специалистами во главе с Вебером оборудование годилось для выпуска ламп с прессованной вольфрамовой нитью, а не с современной, более экономичной и прочной, цельнотянутой. Всё, вплоть до стеклянных колб, ввозилось из Германии. Заграничные поставщики посмеивались: "В русской лампе только воздух русский, да и тот откачивается". Не находите опять-таки общее с нынешним временем?
Акционеры были в гневе, раздражённо подсчитывали убытки и ломали голову, как хотя бы частично возместить их за счёт Вебера. Начавшаяся Первая мировая война сделала эту тяжбу бессмысленной.
К концу 1914 года с помощью уже французского специалиста оборудование удалось приспособить для производства ламп с тянутой вольфрамовой нитью и выпускать в день до двух тысяч штук. В годы войны в Лесном, в корпусах на Выборгском шоссе, сконцентрировалось всё предприятие "Новый Айваз", состоявшее из трёх заводов: механического (отделение прицелов, более 600 рабочих); машинострительного (отделение табачных машин, около 400 рабочих) и "Светланы" (ламповое отделение, почти 250 рабочих).
В 1913 году на "Новый Айваз" поступил работать М.И.Калинин. Для всех, кто трудился здесь, этот токарь был просто "дядей Мишей". Мало кто знал, что он входит в состав большевистской организации завода и направляет её деятельность.

НАЧАЛО ГРАЖДАНСКОГО ПРОБУЖДЕНИЯ

Весенние дни 1913 года для хозяев и администрации "Нового Айваза" были тревожными. Только теперь они вдруг поняли, что забастовки, случавшиеся раньше, недовольство рабочих - это не просто борьба за копейку. В апреле, в годовщину Ленского расстрела, 200 айвазовцев оставили утром свои рабочие места и вышли на улицы Петербурга.
Не прошло и месяца, как снова в цехах задребезжали звонки, остановились станки, взвилось на заводском дворе Красное Знамя. Многие рабочие впервые в своей жизни вышли на первомайскую демонстрацию. В воздухе закружились листовки. Вышла колонна айвазовцев, слилась с колонной лессеровцев, эриксоновцев. Все вместе двинулись на митинг к Николаевскому (ныне Московскому) вокзалу.
2 июля айвазовцы снова забастовали, возмущённые репрессиями властей против большевистской "Правды". Нет, не копейки, заработанные у Айваза, беспокоили их, а нечто большее.
Через неделю - снова стычка. По заводу переходило из уст в уста: "Сколько ещё будем терпеть издевательства? Слышали, инженер без году неделя, а за людей нас не считает, работницам проходу не даёт? Убрать его с нашего завода!"
Администрация хоть и встревожилась, но на уступки не шла. Однажды ночная смена не выдержала - погрузили Балика, только ноги в шьиблетах мелькнули, под хохот покатили и вывалили в канаву. Наутро стали искать зачинщиков. Их никто не выдал, несмотря на угрзу увольнения. Обстановка накалялась. Собрался стачечный комитет. Многие из его членов уже несколько лет были в партии большевиков. Это умудрённые опытом революционной борьбы айвазовцы А.В. Медведев, Е.А. Алексеева, А.В. Артюхина, И.Я. Генделев, С.В. Ермаков, А.М. Ионов, Н.И. Кокко, А.Ф. Корнев. Они обсудили ситуацию, выдвинули требования: уволить Балика, повысить расценки, сократить рабочий день, создать нормальные условия для работы.

Акционеры ответили следующее:

  1. Все означенные требования отклонить.

  2. Всех рабочих, самовольно оставивших работу, считать уволенными.

  3. За насилие, произведённое над одним из служащих администрации, если не будут указаны виновные, всю третью смену, работавшую в ночь с 9 на 10 июля на первом этаже завода, уволить.


Хозяева думали, что среди рабочих начнётся разброд. Получилось иначе. С утра 13 июля замерло машинное отделение, завод остановился. Забастовали все 1200 человек, работавших здесь. Для администрации это было полной неожиданностью. Проходил день за днём, но к работе никто не приступал. Забастову возглавил петербургский  комитет РСДРП. Тогда на "Айвазе" работали шесть его членов: М.И. Калинин, в то время уже кандидат в члены ЦК партии, слесари Н.К. Антипов, С.В. Ермаков, А.М. Ионов, Е.И. Неклюдов, токарь А.С. Киселёв, лекальщик Г.И. Бруно. Через газету "Правда" забастовщики обратились к петербургским рабочим с просьбой о материальной помощи. На это призыв откликнулись многие. Внёс денежный вклад известный революционер, депутат-большевик IV Государственной думы А.Е.Бадаев. Айвазовцы продолжали держаться. Такая длительная забастовка была у них впервые. Все 64 дня упорной борьбы с предпринимателями стали для каждого из рабочих днями революционной закалки.
Нужда и голод пришли в семьи айвазовцев. Большинством голосов бастовавшие решили приступить к работе 14 сентября 1913 года. Их требования администрация так и не выполнила. Наоборот. Владельцы завода ввели новые правила внутреннего распорядка, увеличили рабочий день, снизили и без того мизерные расценки, завели при конторе отряд полиции. Но рабочие не потеряли веры в победу. Всё более частыми и организованными становились выступления пролетариата против царизма, рос авторитет партии большевиков, возглавивших революционное движение в России. Рабочая солидарность с особой силой проявилась весной и летом 1914 года. Сначала это были выступления в поддержку стачки бакинских нефтяников. Затем прокатились по Петербургу выступления солидарности с путиловцами, митинг которых 3 июля полиция превратила в кровавую бойню. Очень перекликается с днём сегодняшним... Общезаводская забастовка на "Новом Айвазе" длилась почти полмесяца. В те дни большевистская организация здесь насчитывала уже около 50 человек.
В.И.Ленин в статье "К итогам дня рабочей печати", опубликованной в "Правде" 2-3 июля 1914 года, приводит список 14 петербургских предприятий, наиболее активно поддерживавших большевистскую газету. В этом списке на первом месте стоит завод "Новый Айваз", рабочие которого за два месяца собрали в фонд "Правды" 791 рубль 37 копеек.
Массовые митинги и собрания, демонстрации, схватки с полицией и казаками - всюду были рабочие с "Айваза". Именно ими в эти дни были закрыты все питейные заведения вблизи завода, перекрыто движение трамваев, на которых полицейские перебрасывали подкрепление. В июльские дни 1914 года на улицах Выборгской стороны всё чаще появлялся Красный Флаг как вестник грядущей бури. И вдруг зловещее: "Война!"

Условия военного времени стали для царского режима удобным предлогом для репрессий. Закрыта "Правда". Разгромлены профсоюзы. Арестованы и высланы из Петербурга многие рабочие-большевики, и среди них айвазовцы Киселёв, Алексеев, Артюхина, Ермаков, Ионов, Неклюдов. Экономическое положение айвазовцев, как, впрочем, всех питерских пролетариев, стало крайне тяжёлым. В 1916 году, например, дневной заработок женщин на "Светлане" составлял 90 копеек - 1 рубль, а цены на предметы первой необходимости резко поднялись. За угол для проживания надо было платить 8-12 рублей в месяц, за обед в чайной - до 1 рубля 20 копеек, за рубашку - 3 рубля, за сапоги - 20-30 рублей. Приходилось жить впроголодь, отказывая себе во всём. Те, у кого были семьи, постоянно не могли свести концы с концами. Как и сейчас, опять-таки...
Зато росли прибыли акционеров. Хозяева расширяли производство. Только за один год они заключили контракты на выполнение военных заказов общей стоимостью свыше 30 миллионов рублей. Строились новые корпуса. С 1915 по 1916 год выпуск дистанционных трубок на заводе возрос втрое, взрывателей - в восемь раз, электролампочек - в четыре раза. Производство машин для табачных фабрик постепенно сокращалось.

Но несмотря на тяжёлые условия, несмотря на аресты товарищей, разгул черносотенцев, меньшевистские и эсеровские призывы "спасать отечество", питерский пролетариат продолжал борьбу, продолжал свой путь в революцию. Большевики не отступили. Айвазовцы наладили контакты с большевиками "Нового Лесснера", "Эриксона", " Старого Парвиайнена", "Розенкранца", Металлического и других заводов. Митинги и стачки стали вспыхивать с новой силой. С января по октябрь 1916 года на "Новом Айвазе" прошло 12 стачек, в которых приняли участие в общей сложности 18 000 человек.


ДОЛОЙ ВОЙНУ! ДОЛОЙ ЦАРИЗМ!

В окна заводского корпуса вползал блёклый январский рассвет. Утренняя смена уже давно началась, когда вдруг в цех ворвался, заглушив шум станков, громкий гудок. Неурочный, он был как призыв. Объяснять его смысл уже не приходилось. Застучали по металлическим лестницам тяжёлые сапоги рабочих, прервав дрожащий возглас мастера:
- Господа, почему бросаете работу? У нас крупный военный заказ. Ваши братья на фронте...
Пусто и тихо стало в отделении прицелов. Даже штрейкбрехеров нет. На улице, на морозе, шевелится, гудит толпа, впитывая слова, которые звонко разносятся вокруг:
- Большевики вновь призывают вас к забастовке, товарищи! Призывают почтить память тех питерских пролетариев и членов их семей, которые двенадцать лет назад в день Кровавого воскресенья отдали свои жизни за свободу. Этой стачкой мы выражаем свою ненависть к монархии, к грабительской войне. Сплотим свои ряды под Красным рабочим знаменем. Долой войну! Долой царизм!
- Долой! - стоголосо взлеатет над заводом.
Оратора того айвазовцы знали ещё мало. Иван Дмитриевич Чугурин появился в Петрограде в котябре 1916 года после четырёхлетней ссылки в Нарымский край. Аресты, баррикадные бои, стачки, ссылки, организация забастовок, увольнения - из всего этого складывалась жизнь Чугурина. Приехав в Петроград, он устроился жестянщиком на завод "Промет". За организацию забастовки был уволен. Чугурин перешёл на "Новый Айваз". Вскоре он стал одним из руководителей партийной ячейки завода, затем возглавил Выборгский районный комитет партии, был введён в состав Петербургского комитета РСДРП. Это был большевик ленинской школы.
В четверг 23 февраля 1917 года пристав Лесного учатска пишет донесение градоначальнику о событиях на "Айвазе". Донесение нарочито спокойно. События же развиваются грозно и стремительно. Ревёт заводской гудок. Три тысячи айвазовцев жадно вслушиваются в слова Ивана Чугурина, Николая Кучменко, Михаила Хахарева. Распахиваются заводские ворота, и колонна рабочих выходит на проспект, становится, словно река, всё шире и мощнее, вбирая в себя ручейки бастующих с "Нового Лесснера", "Нобеля", "Парвиайнена", "Феникса". Сметает полицейских, казачьи разъезды на своём пути к Финляндскому вокзалу, Литейному мосту. Главные лозунги: "Требуем хлеба, мира, свободы!", "Долой войну!".
На Литейном двести айвазовцев во главе с Чугуриным чуть ли не приступом берут Орудийный завод. Останавливается, замирает завод, ещё шесть тысяч рабочих вливаются в ряды бастующих. На углу Невского и Литейного усиленный разъезд полиции и казаков. В них летят булыжники, куски льда. Иного оружия в руках у рабочих нет. Пока нет.
На утро 24 февраля на "Айвазе" митинг. Призыв большевиков ясен: "Все на революционный штурм царизма!" Оратор от меньшевиков увещевает присутствующих скользкими, туманными фразами: "Откажитесь от стачечного азарта... Каждый из нас должен работать на оборону..." Он исчезает с трибуны под свист и улюлюканье. Все голосуют за резолюцию, предложенную большевиками. М.И. Калинин и И.Д. Чугурин долго сидели над её проектом, обдумывали каждое слово. Затаив дыхание, прислушиваются айвазовцы к чётким формулировкам: "Требуем устранения настоящего правительства; революционные стачки должны сопровождаться демонстрациями, но без погромов; выражаем надежду, что борьба выборжцев будет поддержана всеми отрядами петроградского пролетариата".
Теперь есть чёткая программа. Идёт второй день Февральской революции.
Суббота, 25 февраля. Всеобщая политическая стачка охватывает всю столицу. В ней участвуют более 300 000 рабочих - четыре пятых питерского пролетариата. На "Айвазе" следующее утро начинается с митинга. Уже не только звучат призывы. Идёт упорная борьба за массы, за революцию. Левые эсеры и меньшивики пытаются изменить обстановку. Они говорят о мирном шествии к Государственной думе. Чугурин даёт им отпор резолюцией большевистского центра. Айвазовцы создают на заводе революционный комитет. В него входят рабочие Н.О. Кучменко, Н.И. Кокко, К.И. Лебедев и Э.Г. Кальске. Действия комитета конкретны и решительны. Создаётся вооружённый отряд айвазовцев во главе с Кучменко. Быстро проходят выборы в Совет рабочих депутатов. Изгнана администрация, над заводом установлен рабочий контроль, организована охрана. В разных местах Выборгской стороны действуют отряды айвазовцев совместно с отрядами рабочих других заводов. Разгромлено немало полицейских участков, разоружены городовые, прервана телефонная связь района с градоначальством. Выборгская сторона в руках рабочих.
Здание царизма трещит по швам. Пора строить баррикады, захватить правительственные учреждения, электростанции, телеграф, телефон. Момент нельзя упустить. Самодержавие держится цепко. В ночь на 26 февраля полиция производит массовые аресты революционного подполья. Взяты несколько членом Русского бюро ЦК и Петроградского комитета РСДРП. Выборгскому районному комитету большевиков ЦК предлагает взять на себя все функции Петроградского комитета партии. На рассвете 27 февраля Иван Чугурин и Николай Кучменко с десятком вооружённых айвазовцев захватывают склад с оружием в районе Лесного проспекта. В это же время в руках восставших оказывается и склад Патронного завода. Теперь революционный пролетариат Выборгской стороны крепко держит в тысячах рук винтовки. Действиями восставших, занявших Финляднский вокзал, руководит айвазовец М.И. Калинин. Захвачены тюрьма "Кресты", завод "Арсенал", взяты штурмом казармы Московского гвардейского полка, ряд правительственных учреждений. То тут, то там гремят выстрелы, вспыхивают короткие, яростные схватки.
Листовки большевиков призывают к действиям: "Товарищи! Создайте сегодня же Временное революционное правительство. Прежде всего выбирайте депутатов... Пусть под защтой войска создаётся Совет депутатов... Пусть Финляндский вокзал будет центром, где собертся революционный штаб."
Члены Выборгского районного комитета айвазовец Михаил Хахарев и рабочий завода "Эриксон" Василий Каюров пишут проект манифеста ЦК РСДРП "Ко всем гражданам России". Текст переправляется в штаб-квартиру Бюро ЦК, где его редактируют, а затем утверждают. Спустя некоторое время листовка, на которой отпечатан манифест, распространяется среди питерских солдат и рабочих.
Знаменская (ныне площадь Восстания) площадь полна тысячами голосов. Нелепо и смешно торчит на ней уродливый памятник Александру III. Ораторы, взбираясь на пьедестал, говорят о мире, свободе, равенстве, братстве. Ловко набрасывают мешковину на бронзовое изваяние. И, словно ставя точку на этом этапе истории, большевик айвазовец Иван Чугурин укрепляет на пьедестале длинное древко с развевающимся Красным знаменем.


К ПОБЕДЕ РЕВОЛЮЦИИ

Стремительна поступь революции. В марте 1917-го в большевистской организации "Айваза" уже 35 человек. Вступают в партию Н. Иосифов, Н.Ерохин, В. Кудлис, К. Морозова, другие рабочие и работницы завода. Февральские дни крсноречиво и убедительно агитируют за партию Ленина.
После свержения царизма острее становится борьба за массы. Меньшивики и эсеры особенно усердствуют. На "Айвазе" их немало, они пользуются определённым влиянием.
Лидер эсеров Богданов говорил с трибуны из ящиков на заводском дворе:
- Получив демократические свободы, надо их защищать от Германии и проолжать войну до победного конца. Куда торопиться? Чего лезть на рожон? Временное правительство защитит интересы всех граждан. Надо ждать. Всё образуется.
- Краснобай,- усмехается, слушая оратора, Иван Котляков. - Ну, что, ребята, дадим отпор?
И вот он уже вышел на трибуну, оглядел море знакомых лиц, ожидающих правдивого слова, верящих, сомневающихся.
- Товарищи! - выждал немного и поставил вопрос ребром: - Чего же нам ждать-то? Когда другие за нас нашу судьбу будет решать? Да кто лучше рабочего её знает?
За Котляковым поднялся Исидор Воробьёв, потом Михаил Хахарев, Яков Клинов, Иван Орлов, Эмилия Солин - все испытанные, умудрённые опытом революции бойцы.
Айвазовцы установили восьмичасовой рабочий день. Создали рабочую комиссию для контроля за действиями администрации. Вскоре избрали заводской комитет, который возглавил И.Н. Егоров (Кирилл Орлов).
Рабочие делали первые шаги в овладении сложной наукой управления производством. Они не хотели больше ждать. Ещё были впереди яростные схватки на улицах Петрограда, Октябрьская революция, тяжёлые годы войны с интервентами, но в цехах "Светланы" уже пробивались ростки будущего.
А владельцы завода ещё надеялись на лучшие для себя времена. Их тактика была простой: свернуть производство, задушить людей безработицей. Выпуск электроламп постепенно сокращался, зарплата падала, условия труда в цехах становились всё тяжелее. Зато прибыль акционеров оставалась высокой.
Заводской комитет быстро разгадал тактику хозяев завода. Они отказывались от новых заказов, скрывали запасы топлива, сырья и материалов, угрожали локаутом. С первых дней организации завком начал упорную борьбу за интересы рабочих. После мартовской забастовки контрольная комиссия заводского комитета разработала и передала в правление завода новые расценки для рабочих различных профессий. Акционеры вынуждены были удовлетворить эти требования и повысить зарплату в среднем на 25%.
Развернулась борьба за улучшение условий труда, соблюдение правил техники безопасности и оплаты за сверхурочные работы. Уже весной на "Айвазе", как и на ряде других предприятий Петрограда, были введены часовые перерывы для кормящих женщин. Затем добились предоставления рабочим оплачиваемых отпусков.
В это же время на заводе родилась первая молодёжная организация. Вожаком созданного в апреле 1917 года "Союза рабочей молодёжи "Айваза"" стал Михаил Лошаков.

Каждый день на "Айвазе" после свержения царизма - это день радостных, необычных перемен, это шаг к новому. Дни нелёгкие, напряжённые. Буржуазия не складывает оружия. Каждое завоевание даётся пролетариям с огромным трудом. Меньшевики, эсеры, Временное правительство, хозяева завода обвиняют большевиков в тяжёлом положении на фронте. Они пытаются настроить солдат против рабочих, против революционных масс.
Резолюция, принятая на митинге айвазовцев и опубликованная в "Правде" 29 марта 1917 года, ясно говорит о позиции питерских пролетариев:
"Не верьте же, солдаты, злому вымыслу, расспрашивайте своих депутатов, проверяйте сами, через своих выборных, как идёт работа на заводах, останавливайте тех, кто на улицах сеет раздор, чтобы разделить наш народ и по-прежнему над ним властвовать".

На "Айвазе" идёт сбор средств в пользу солдат. 23 000 рублей дали айвазовцы своим братьям на фронте. И сами начинают учиться военному делу. В конце марта на организационном собрании большевики Выборгской стороны решают на всех заводах района создать штабы Красной гвардии. Отряд айвазовцев поручено возглавить члену партии с 1901 года И.П. Воробьёву. Это умелый организатор с большим опытом вооружённой борьбы рабочих против царизма. Уже несколько десятков айвазовцев постигают азы военного дела. Под руководством Воробьёва они проходят строевую подготовку. Рабочие учатся стрелять, метать гранаты. Надо уметь защищать свои завоевания, надо быть начеку - об этом неустанно говорят большевики.
В начале апреля радостная весть поднимает на ноги едва ли не всех питерских пролетариев: приезжает В.И. Ленин. Быстро решаются организационные дела по встрече. Вдруг кто-то спрашивает:
- А партийный билет у Владимира Ильича есть?
- Нет, ведь десять лет эмиграции...
Прекрасная мысль - вручить Ленину партийный билет сразу же во время встречи на Финляндском вокзале. И вот уже заполнены все графы и перо задерживается на номере. Какой? Первый? Но на Выборгской стороне уже более 500 большевиков. Поставили номер 600. Секретарь райкома Женя Егорова расписалась на документе.
Кто вручит партбилет? Взгляды останавливаются на айвазовце Иване Чугурине. Кадровый рабочий, член партии с 1902 года, опытный революционер, слушатель ленинской партийной школы в Лонжюмо, он достоин этой великой чести - 3 апреля 1917 года на перроне вокзала вручить Владимиру Ильичу партийный билет.

Время, казалось, ускоряет свой бег. Через несколькодней на "Айвазе" проходит короткий митинг. Его главный лозунг - "Вся власть Советам!". Заводская колонна вливается в колонну рабочих Выборгской стороны. Во главе её идёт отряд красногвардейцев. Словно повторяется одна из тех демонстраций, в которых участвовали выборжцы, протестуя против эксплуатации, против самодержавия. Совсем недавно это было. Теперь - иная ситуация, иные требования. "Вся власть Советам рабочих и солдатских депутатов!"
На углу Садовой и Невского раздаются выстрелы черносотенцев. Снова и снова, но рабочие не отступают...
Без участия рабочих-айвазовцев не проходит ни одно событие в революционной жизни Выборгского района. Зачастую они организаторы и вдохновители борьбы, сложной и яростной. Борьбы за власть рабочих, за большевистскую программу, борьбы с демагогией меньшевиков, с коварной тактикой Временного правительства. Все живут под впечатлением недавнего выступления В.И.Ленина в актовом зале Политехнического института. По призыву айвазовцев 17 мая здесь собрались тысячи рабочих района. Громом аплодисментов встретили они Владимира Ильича. Только большевистская партия, говорил он, является подлинным выразителем интересов рабочих и крестьян, меньшевики и эсеры изменили делу социализма и стали на путь прямого соглашательства с буржуазией.
Рабочий завода "Айваз", один из организаторов этого итинга, И.Г. Зелинский позднее вспоминал: "Мне казалось, что каждое ленинское слово, как каменная глыба, падает на наших политических противников и придавливает их насмерть".
Перед айвазовцами выступают также А.В. Луначарский, В. Володарский, М.С. Урицкий, М.И. Калинин. Идёт острая борьба в связи с выборами в районные управы. Районна управа на Выборгской стороне становится большевистской. Заместителем председателя районной управы выбирают айвазовца Н.О. Кучменко. На него возложены также обязанности председателя районной продовольственной управы. Заведующим отделом труда избран И.Д. Чугурин. Отдел народного образования возглавила Н.К. Крупская. Это была убедительная победа большевиков. Она является самым лучшим агитатором. К возглавляющему партийную ячейку на "Новом Айвазе" Е.М. Изотову приходят рабочие и говорят: " Как хотите, а принимайте в вашу партию. Ленин перевернул всю нашу жизнь."

В июне и июле обстановка становится ещё более сложной и напряжённой. Временное правительство пытается ослабить накал революционной борьбы, оттянуть свой крах. Оно принимает решение "разгрузить" Петроград от промышленных предприятий путём их эвакуации. Тактика буржуазии ясна: изолировать рабочих. Но это сделать уже невозможно. На своём собрании айвазовцы в резолюции записывают: " Действенная борьба с хозяйственной разрухой возможна лишь путём регулирования и контроля всего производства государственной властью, находящейся в руках Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, и введения всеобщей трудовой повинности".
Временное правительство в угоду англо-фарнцузским испериалистам предпринимает крупное наступление на фронте. Это шаг вызывает взрыв гнева и негодования питерского пролетариата. "Нам нужно не наступление на фронте, - говорят на митинге айвазовцы, - а наступление на буржуазию внтури страны..."
12 июля Временное правительство издаёт приказ о сдаче оружия, которое находится в руках рабочих. На "Айвазе" большевики решают спрятать оружие - оно вот-вто пригодится, это ясно всем. Контрреволюция ожесточается, идёт на крайние меры. Оставаться в городе руководителям большевиков опасно. В скромных квартирах рабочих появляется, скрываясь от ищеек Временного правительства, В.И. Ленин. В июле в сопровождении Н.А. Емельянова он уезжает в Разлив.
Однажды возле дома Емельяновых появилась женщина в тёмном платье и платке. Это была Шура маленькая, Александра Николаевна Токарева, которую в Разлив прислали Н.К. Крупская и Женя Егорова.
Токарева поступила работать на "Новый Айваз" в возрасте 28 лет. За плечами уже были годы автиного участия в революционном движении 1905 года, аресты, ссылки, скитания по стране вместе с мужем и детьми. Став айвазовкой, вместе с М. И. Калининым ведёт партийную работу, затем она - связная Петроградского комитета РСДРП, хозяйка конспиративной квартиры, где проходят заседания Русского бюро ЦК партии.
И вот новое задание партии - наладить связь В.И. Ленина с товарищами в Петрограде. Шура маленькая привозит Владимиру Ильичу в Разлив почту, продукты, коротко рассказывает о делах в городе. Добирается то на лодке с кем-нибудь из Емельяновых, то пешком через болотистый лес. Возвоащаясь обратно, передаёт статью, письмо или записку Ильича. Её поездки продолжаются весь июль.
Августовской ночью Владимир Ильич в сопровождении Эйно Рахьи приходит в деревянный домик на Выборгской стороне, где живёт токарь с "Айваза" Э.Г. Кальске. Этот дом на Ярославском проспекте под номером 11 долгое время являлся "памятником истории" и находился под охраной государства. Сюда нас пионерами водили по ленинским местам. Но в 1999 году некто Анатолий Яковлевич Коган (1947 г.р.), глава на тот момент Выборгского района, тварь и пройдоха, кореш Толи Собчака, уничтоживший уникальный ландшафный комплекс "Суздальские озёра" постройкой элитных коттеджей для бандитов и ворюг нового режима, замахнулся и на этот памятник истории. 1 июня 1999 г. в Законодательное Собрание СПб. поступило послание Выборгской районной администрации с требованием немедленно снять с охраны для последующего сноса памятник истории - дом 11 по Ярославскому пр. в Удельной: господин Коган желает строить здесь элитный жилой комплекс… Деревянный 2-этажный памятник, построенный в 1909 году, состоит под государственной охраной как "ленинский адрес" - именно потому и сохранился до наших дней. Но что гораздо важнее - это одно из буквально нескольких уцелевших исторических зданий во всей Удельной, иллюстрирующее облик этого пригородного микрорайона в начале ХХ века. 15 июня 1999 г. в ответ на требование Выборгской администрации Законодательное Собрание направляет категорический отказ. С приходом же к валсти Путина и его банды уголовников и предателей Родины, развернулась глобальная вакханалия и разгул мерзавцев и в 2001 году дом был безжалостно сожжён и снесён, а на его месте построили очередную уродливую "путинку".

А тогда... "За чайным чтолом Владимир Ильич забросал меня целой серией вопросов о заводской жизни, о настроении рабочих, - вспоминал впоследствии Э.Г. Кальске. - Затем он попросил купить все важнейшие питерские газеты..."

Мирный период развития революции закончился.

ЧАСТЬ 2 - продолжение
Tags: ЛОЭП Светлана, ленинградские заводы, советская история
Subscribe

Posts from This Journal “ЛОЭП Светлана” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments