FilyaCat (filyacat) wrote,
FilyaCat
filyacat

Categories:

ЧАСТЬ 2. Как убивали ленинградскую Светлану. История рождения, жизни и уничтожения ЛОЭП Светлана.

НАЧАЛО - ЧАСТЬ 1 - читать здесь

ДА ЗДРАВСТВУЕТ РЕВОЛЮЦИЯ!

После июльских событий в Петрограде соотношение политических сил изменилось. Новая обстановка требовала внесения изменений в тактику партии. Теперь рабочий класс мог взять власть только путём вооружённого восстания. Новую тактику партии разработал VI Съезд, проходивший в Петрограде с 26 июля по 3 августа. Он вошёл в историю как съезд подготовки вооружённого восстания.
Между тем контрреволюция мечтала задушить назревавшую революцию. Вспыхивает корниловский мятеж. Революция в опасности! На собрании айвазовцев 29 августа решено: "Призвать всех рабочих к спокойствию и сплочённости. Без призыва большевистской организации не выступать, установить непрерывное дежурство на заводе и поддерживать связь с Выборгским районным Советом и районным комитетом РСДРП".
Красногвардейцы с оружием в руках круглосуточно охраняют завод от конрреволюционных провокаций. Большой отряд айвазовцев под командованием И.П. Воробьёва отправляется вместе с вооружёнными рабочими Выборгской стороны на Пулковские высоты. Там - боевые позиции. Однако контрреволюционная авантюра рухнула без вооружённой борьбы...
Победа была близка. Оставалось совсем немного до того дня, когда власть полностью перейдёт в руки рабочих. И.П. Воробьёв вспоминал, что после разгрома корниловщины завод был полностью революционно подготовлен. 90% рабочих могли быть активной силой: многим из них можно было раздавать оружие. Они действовали, чутко разбираясь в обстановке. Группа вооружённых айвазовцев утром 2 сентября конфисковала в районе Лесного все текущие номера буржуазных газет и журналов, в которых шла травля большевистской партии и её вождя В.И. Ленина. В середине сентября администрация "Айваза" переходит в наступление. Правление ходатайствует перед "Комиссией по закрытию и эвакуации заводов Петроградского района" о расчёте части рабочих. Комиссия отвечает незамедлительно. Это явный саботаж, наглый вызов рабочим.
Заводской комитет делает ответный решительный шаг. В кабинет первого директора, инженера Куркевича приходят красногвардейцы и члены завкома. "Вы арестованы", - говорят они, и директор растерянно смотрит на уверенные, спокойные лица рабочих. Такого ещё не было.
Управление предприятием завком берёт в свои руки, распорядителем кредитов назначается член завкома большевик А. Школьник.
Это уже не стихийный порыв. Это продуманная, последовательная политика. "Спасение революции и страны, - заявляют в эти дни рабочие завода, - требует самого решительного и немедленного создания ответственной власти, опирающейся на пролетариат и беднейшее крестьянство, которая только и сможет удовлетворить жизненные требования трудящихся и спасти страну от гибели и развала".

Айвазовцы умело воплощают свою резолюцию в жизнь. Действует рабочая контрольная комиссия. Постоянно охраняются цехи, склады, оборудование. Вопросы найма и увольнения рабочих, оплаты труда, обеспечения продовольствием пролетариат начинает решать сам. В Петрограде идёт кропотливая работа по подготовке к вооружённому восстанию. В начале октября в город нелегально прибывает В.И. Ленин, чтобы непосредственно руководить подготовкой к вооружённому восстанию.
Тихо на улицах, тревожно. Замерла рабочая окраина, лишь изредка вдалеке застучит пролётка, прогрохочет выстрел да за углом или в подворотне мелькнёт подозиртельная тень - ищейки Временного правительства охотятся за большевиками. Владимира Ильича беспокоит ход подготовки к восстанию. Как настроение рабочих Петрограда? Солдат? Матросов Балтийского флота? Как с оружием?
"Согласно постановлению революционного комитета при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов штаб Красной гвардии Выборгского района предлагает вам установитьна 22 октября на весь день у себя на заводе дежурство отряда Красной гвардии в полной боевой готовности. Основание: имеются сведения о готовящемся выступлении контрреволюционеров." Такой приказ получает заводской комитет "Айваза" и немедленно переводит красногвардейцев на казарменное положение.
Завод напоминает военный лагерь. Назначены дежурные и связные. Часть красногвардейцев уходит в Смольный охранять штаб революции. Большевики сутками не покидают завосдкую территорию. Один за другим проходят напряжённые дни. К вечеру 25 октября поступает приказ одному из заводских отрядов отправиться к Зимнему дворцу. И.П. Воробьёв собирает людей. Всем понятно - там, в Зимнем, последний оплот Временного правительства, туда направлено острие штурма.
К ночи отряд красногвардейцев-айвазовцев занимает позицию под аркой Главного штаба. Лишь несколько мгновений осталось старому миру. И они проелатют в залпе "Авроры", в треске винтовочных выстрелов, в стремительной поступи революционных солдат и матросов, ворвавшихся во дворец.

Айвазовцы в числе других отрядов питерских пролетариев штурмовали Зимний. Затем часть красногвардейцев была направлена для захвата Владимирского юнкерского училища, часть - к Михайловскому артиллерийскому училищу, небольшой отряд во главе с Жаровым - в Павловские казармы для соединения с революционными солдатами.
С нетерпением ждали известий те, кто в полной боевой готовности остался на заводе. Как там их товарищи? Не нужна ли помощь? Что в Смольном?
И вот наконец: революция победила! Второй Всероссийский съезд Советов принимает Декреты о мире, о земле, о создании первого в истории рабоче-крестьянского правительства во главе с В.И. Лениным.

КРАСНЫЙ ДИРЕКТОР

Революция победила, но её завоевания нужно защищать с оружием в руках. Вчера надо было охранять свой завод, улицы своего района, сегодня требуется грудью заслонить Петроград, молодую Советскую республику.
Первый маршевый эшелон красногвардейцев Выборгской стороны, в который добровольно вступили 250 айвазовцев, возглавляет И.П. Воробьёв. Они сражаются с белогвардейцами и интервентами на Украине, на Восточном фронте. Айвазовец Воробьёв командует бронепоездом "Свободная Россия", потом Ржевским полком, бригадой Пятой армии Восточного фронта. За храбрость и мужество И.П. Воробьёв награждён орденом Красного Знамени.
Пройдёт ещё несколько лет, и те из айвазовцев, кто прошёл по фронтам гражданской войны, вернутся к мирному труду. А сколько из них так и не вернулись с полей сражений! Началось наступление на Петроград белогвардейской армии Юденича, и по призыву партии на фронт ушёл отряд айвазовцев. Под Красной Горкой стояли насмерть. Многие красногвардейцы отряда остались лежать на поле боя.
В июне 1919-го у деревни Кикерино под жестоким белогвардейским огнём поднялся в полный рост Иван Иванович Орлов, рванулся бесстрашно в атаку. Он был партийным вожаком айвазовцев ещё в годы первой мировой войны. Его избирали в октябрьские дни 1917-го председателем завкома. Рабочие ему верили, пошли за ним и теперь в смертельный бой, который стал для Орлова последним...
И.И. Орлов похоронен вместе с другими петроградцами, погибшими в борьбе с контрреволюцией, в парке Лесотехнической академии. Его именем айвазовцы назвали свой первый рабочий клуб.

Уходили с завода красногвардейцы на фронты гражданской войны по первому зову партии, отдавали все силы защите молодой республики Советов. Шли на бой с белополяками и Врангелем в 1920 году, сражались на Дону и в Белоруссии, били армию Колчака, подавляли кулацкие восстания, отправлялись с продотрядами, чтобы обеспечить хлебом голодные города. Число рабочих на заводе по этой причине резко сократилось. "Айваз" переживал тяжёлые времена. Производство еле теплилось, нередко останавливалось. Оставшиеся в заводских цехах рабочие под руководством немногочисленной большевистской ячейки вели упорную борьбу с разрухой, за возрождение предприятия и перевод его на новые рельсы.
Старая администрация завода ещё надеется на возврат прежних времён и порядков. Она понимает, что рабочие пока не могут полностью взять в свои руки упарвление предприятием. На "Айвазе" к тому же совсем мало технических специалистов. Крайне ограничены запасы сырья, топлива. материалов. Кто наладит в этих условиях выпуск продукции, выработает техническую политику, станет организатором?
Такие люди находятся, таких людей подготовила и теперь выдвигает революция. Один из них - Георгий Александрович Дёсов, тот самый, кто летом 1917 года организовал на заводе тайный склад оружия. Ему 33 года, он из семьи ткачей. Георгий Александрович принадлежит к тому поколению, которое на рубеже двух веков начало борьбу за переустройство мира. В 1902 году Дёсов уже в рядах партии. В 1908 году он, рабочий ткацкой фабрики во Владимире, активный революционер, попадает в тюрьму. Там знакомится с М.В. Фрунзе. После освобождения переезжает в Петербург. Снова ведёт активную революционную работу, уже на "Айвазе".
После Октябрьской революции Г.А. Дёсов - председатель контрольной комиссии завкома. Он понимает, что деятельность старой администрации необходимо максимально ограничить. Поэтому в "Положении", выработанном завкомом, записывают: "Контрольная комиссия осуществляет приём на работу, увольнения и перемещения служащих". Администрация ещё держит в своих руках техническую, финансово-экономическую, коммерческую деятельность завода, но рабочие контролируют и эту сложнейшую и ещё не знакомую им часть дела. И в то же время учатся, постигают азы того, как вести хозяйство.
Учится и сам Дёсов. Впрочем, эта учёба - непрерывное наступление. В "Положении" говорится: "Владельцы машиностроительного завода "Айваз", представители рабочих и служащих, выбранных в контрольную комиссию, ответственны перед государством за строжайший порядок, дисциплину и охрану имущества. Виновные в сокрытии материалов, продуктов, заказов и других злоупотреблениях привлекаются к уголовной ответственности".

Администрация упорно противится всякому контролю. Только благодаря энергии членов завкома удаётся продолжать выпуск продукции. В ноябре на "Светлане" изготовляют до 1 300 штук электрических ламп ежедневно. Производство ещё живёт, несмотря на нехватку всего необходимого. Лишь 23 декабря 1917 года завод останавливается, как и ряд других предприятий Выборгской стороны. Это вынужденная остановка. Временная. Дёсов не устаёт говорить об этом в цехах и на участках, разъясняет причины сокращения штатов. Большинство рабочих берут расчёт добровольно. В постановлении завкома говорится, что они свободны  до востребования их заводским комитетом обратно на завод. В конце января 1918 года работы возобновляются, но ненадолго. Начинается наступление немецких войск на революционный Петроград. Идёт всеобщая мобилизация. Всё, что можно эвакуировать, необходимо срочно вывезти из города. "Айвазу" предписано обосноваться на заброшенных металлургических заводах в Рязанской и Владимирской губерниях.
Обстановка сложная. Никто не знает, что там, на новом месте. Можно ли наладить дело, разместить людей. Оснувшиеся лица рабочих, холод и запустение в корпусах, неизвестность. Дёсов решительно говорит: "Надо ехать на место и посмотреть. А потом и решим". Вместе с рабочим Малышевым он отправляется в путь. Им открывается безрадостная картина: замёрзшие поезда с оборудованием петроградских заводов, холодные паровозы, безлюдные станции. А там, куда предполагалось вывезти производство с "Айваза", они видят только развалины зданий.
Рассказ вернувшихся из этой поездки Дёсова и Малышева произвёл тяжёлое впечатление. Но он всё же внс определённость. Рабочие решают: эвакуироваться в этой ситуации невозможно. А спустя несколько дней приходит радостная весть: Красная Армия остановила немецкие войска!

На заводе используют малейшую возможность, чтобы возобновить выпуск электроламп. За три месяца 1918 года их было изготовлено всего лишь несколько тысяч. В марте электротехническая секция ВСНХ констатирует: "Предприятие ликвидировано по причине недостатка материалов и получаемой энергии". Теперь на заводе всего несколько сотен рабочих, да и их ряды редеют. Оставшиеся добросоветсно несут охрану, по мере возможности ремонтируют оборудование. Правление махнуло рукой на предприятие. Скоро из бывших его владельцев в Петрограде не остаётся никого. Они бежали за границу.

Неутомимый Дёсов вместе с Н. Иосифовым и Н. Кокко, возглавившие новое заводское правление, не могут смириться с остановкой производства. Вопреки всему - разрухе, последствиям саботажа - они стремятся вдохнуть жизнь в цехи и корпуса. У них нет необходимых технических знаний, но они знают, что стране нужны лампы, что не за горами тот день, когда молодая Советская республика приступит к мирному труду.
Дёсов по заданию завкома едет в Москву. Он передаёт Высшему совету народного хозяйства единодушное мнение коллектива: "Завод мы сохраним, но нужна финансовая помощь". Он добивается выделения небольших средств. В тот момент и они спасительны. В цехах завода в полуготовом виде лежат 80 000 ламп. Значит, можно продержаться ещё немного.
"Контрольная комиссия, - отмечается в отчёте одного из обследований предприятия в апреле 1918 года, - смогла сохранить завод для страны". Через несколько месяцев завком вновь обращается к ВСНХ с ходатайством об отпуске дополнительных средств. Коллектив завода обещает довести выпуск ламп до 15 000 штук в месяц. Дёсов снова отправляется в командировку в Москву. На заседании Бюро отдела металла ВСНХ в августе 1918 года принимается решение: "На основании декрета о национализации металлургической промышленности завод "Айваз" подлежит национализации. А посему завод изъять из ведения акционерного правления и передать в ведение Совета народного хозяйства Северного района с тем, чтобы в семидневный срок завод был пущен в ход и в двухдневный срок составлено правление по принципу, принятому на Первом Всероссийском съезде Советов народного хозяйства".

Вскоре Президиум ВСНХ утверждает это решение. Директором назначается Георгий Александрович Дёсов. Он прекрасно осознаёт огромную ответственность, которая теперь лежит на нём. Понимает и то, что для всех айвазовцев завод означает гораздо больше, чем просто место работы. Действующий - он символ будущего, основа предстоящих свершений. Неиссякаемая вера первого красного директора в умение, талант рабочих, казалось, прибавляет людям сил.


"ЛАМПОЧКИ ИЛЬИЧА"

Завод работает с перебоями. Выпуск ламп то возрастает, то прекращается совсем. Причины? Всё та же нехватка сырья, топлива, квалифицированных рабочих и специалистов. У Дёсова нет специального образования (так сложилась жизнь для подавляющего большинства в те времена - оно им было просто недоступно), но у него колоссальный опыт и организаторский талант. В 1919 году на ламповом производстве "Айваза", на "Светлане", осталось 16 рабочих, из них 14 женщин. Весной кончился кокс, необходимый газовому заводу, и производство пришлось остановить. С фронтов приходили тревожные вести. Завод превратился в крепость. У стен стояли орудия, из окон кое-гду торчали пулемётные стволы, обложенные мешками с песком. Были дни, когда после окончания смены (если в цехах находилась работа) люди собирались в завкоме, получали винтовки, патроны и шли дежурить ночью на улицы района. Лишь к концу 1919 года стало легче. Правлению удалось приобрести 500 пудов нечти и мазута для заводского дизеля. Это обеспечило работу в течение двух месяцев. Стали возвращаться на завод те, кто сражался на фронтах, уезжал с продотрядами в деревню. Временная мирная передышка позволила вновь начать выпуск продукции.

В начале 1920 года был составлен список рабочих и служащих завода с указанием их образования. В нём 172 фамилии. Примечательно, что высшее образование тогда имел лишь один человек - счетовод Шабунин. Незаконченное высшее - тоже один. Среднее образование было у 24 - счетоводов, табельщиков, конторских служащих. Остальные, в основном рабочие, закончили по 2-3 класса городских или сельских училищ, земских, церковноприходских школ или были вовсе неграмотные. Такое ужасное наследие оставил после себя безжалостный к людям царский режим. Что можно сделать с такими кадрами? Как победить разруху и наладить выпуск продукции, изготовлять которую по плечу лишь технически и экономически развтым странам, к коим Россия никогда до сих пор не относилась?
Трудно ответить на эти вопросы. Большевиков, мечтавших в те дни об электрификации России, за рубежом считали утопистами. И тем не менее мечты постепенно, с неимоверными трудностями превращались в действительность.

29 января 1920 года Центральное правление Электротреста при ВСНХ постановляет: расширить производство электроламп и усовершенствовать структура электролампового производства. В феврале, выступая на первой сессии ВЦИК VII созыва, В.И. Ленин подчёркивает: "Мы должны, не ослабляя нашей военной готовности, во что бы то ни стало перевести Советскую республику на новые рельсы хозяйственного строительства... Тогда и только тогда мы будем иметь базу, прочную основу для широкого промышленного строительства, для электрификации России". В том же месяце утверждается правление "Айваза" в составе Г.А. Дёсова, Н.И. Кокко и вернувшегося с фронта А.Г. Петрова. Это испытанные, верные делу социалистического строительства айвазовцы. Вскоре на завод по распоряжению Электротреста приезжает группа московских рабочих и инженеров под руководством А.П. Иванова. Трест решил, что в Москве электроламповое производство пока не имеет перспектив для развития и лучше всего сосредоточить все силы на "Айвазе".
22 июня 1920 года специальная комиссия постановляет: " Произвести разделение заводов "Айваз" и "Светлана" в отношении:

  1. территории

  2. зданий

  3. имущества и материалов

  4. персонала

Так "Светлана" начинает существовать самостоятельно, хотя все общественные организации остаются едиными до осени 1924 года. Да и интересы и цели рабочих коллективов, конечно же, общие. Пройдут годы, и снова, уже на новом витке своего развития, соединятся эти два предприятия, богатившись огромным опытом, достигнув небывалых высот, воспитав не одно поколение рабочих, техников, инженеров, учёных.
Новый директор "Светланы" Алексей Петрович Иванов знакомится с заводом. Территория его невелика. Посреди её высится тот самый пятиэтажный кирпичный корпус, в котором в 1914 году начался выпуск ламп, поодаль стоят одно- и двухэтажные здания, в которых размещаются вспомогательные службы - подстанция, склад. Оборудование всё устаревшее, да и того немного. С топливом бывают перебои. Хуже всего с материалами. Где взять их в условиях войны и экономической блокады? У завкома проблем не меньше. С осенними холодами участились случаи невыхода людей на работу. Директор запрашивает: " В чём дело? Уже неделю работницы Л.Т. Тимофеевой нет на заводе. Срочно выясните, что с ней." Завком посылает к ней домой человека. Посыльная возвращается, рассказывает: "Сидит Люба дома, плачет горючими слезами, не у неё никакой обуви".
Среди множества прочих вопросов партком обсуждает и такие: " Слушали: о распределении шарфов в количестве 28 штук. Постановили: 8 шарфов выделить "Айвазу", 20 - "Светлане". Персонально... Слушали: о распределении 7 пар сапог... 2 пар парусиновых туфель..." Специальная комиссия, в которую избраны передовые, наиболее сознательные и принципиальные рабочие, распределяют продукты.

В этих тяжёлых условиях на "Светлане" тем не менее продолжается выпуск электроламп. Более того, он даже возрастает. В июле 1920 года изготовлено 12 185 штук, в августе - 14 661, в сентябре - 15 643, в октябре - 22 000, в ноябре - 24 398, в декабре - 28 663 лампочки. Счёт идёт на штуки. Каждая электролампа имеет огромную ценность. На заводе всё рассчитано: в этом году по плану "Светлана" должна стать рентабельным предприятием. Директор завода А.П. Иванов - человек неутомимый. Он не теряет самообладания и веры в людей. Станки и здания требуют срочного ремонта, и светлановцы берутся за него. Директора при необходимости не ищут: он то в промасленной спецовке возится со станком, то с ломом или лопатой работает на строительной площадке. Такие тогда были Люди!
Это была поистине героическая стройка! Производству крайне был необходим газгольдер. Средств на это не имелось. Тогда коммунисты и комсомольцы бросили клич: " Построим газгольдер сами!". Работа закипела. Под грудами мусора находили и выкапывали кирпичи, очищали их от земли и несли к строящемуся зданию. Временно рабочие решили отказаться от зарплаты - это дало немного необходимых средств. Газгольдер был построен.
Десятки рабочих трудились на заготовке топлива, чтобы хотя и с перебоями, но действовало производство и вспыхивал яркий свет "лампочек Ильича".
В конце лета 1920 года в докладной записке членов коллегии электроотдела ВСНХ после обследования "Светланы" было написано: "Совершенно исключительную картину являет вновь пущенная фабрика "Светлана". За несколько месяцев стоявший завод превращён в живой организм. Работа налажена, все части производства работают согласованно, персонал обучается и выпускает 550 ламп в день. Месяца через два при том же составе рабочих выпуск будет доведён до 1 000 штук... Особо должна быть отмечена энергия и преданность делу руководителя предприятия т. Иванова. Не имея ни одного мастера, он почти из ничего создал живое дело. Сам обучает рабочих и поддерживает дисциплину".

Всего лишь два года позвглавлял Алексей Петрович Иванов "Светлану". Но за это время было сделано главное - возрождено производство. Задание партии он выполнил с честью как истинный коммунист, истинный большевик. В середине 1922 года вернулся в Москву, перешёл на педагогическую работу, впоследствии стал доктором технических наук, профессором Московского электротехнического института.


"ХОЧУ СТРОИТЬ СОЦИАЛИЗМ..."

"Светлана" всё меньше и меньше напоминает кустарное производство. И не только потому, что отремонтировано и действует оборудование, что достаточно чётко организован труд людей. Светлановцы уже освоили тонкости и скреты технологии, приобрели необходимую квалификацию. На завод стали приходить специалисты. По-разному складывались судьбы этих людей. В вихре революции и гражданской войны каждый оказывался перед выбором, перед необходимостью принять решение: как строить жизнь дальше?
Навсегда связали свою жизнь с Россией коммунисты-интернационалисты венгр А.Л. Гельфгот и немец С.В. Прапорт. Первый был высокообразованным инженером, прекрасно знающим электротехнику, второй, хотя и не обладал большими специальными знаниями, но имел незаурядные организаторские способности.
Примерно в тоже время, в начале 1920-х годов, на "Светлану" из Москвы приезжает инженер С.Б.Чудновский. Ещё до революции он закончил Льежский университет в Бельгии, несколько лет работал в Лондоне, затем вернулся на Родину.

На завод приходят первые советские выпускники Политехнического института П.А. Алаторцев, Е.Б. Фёдоров, Л.С. Гранат, В.М. Вятских, В.И. Попов. Вместе с ними - уже опытные инженеры В.Г. Сергеев, С.Б. Коккей и М.А. Безбородов. Этим специалистам предстоит вывести электроламповое производство на новые рубежи, буквально в считанные годы изменить лицо завода. Но это ещё впереди, а пока, в начале 1920-х годов, перед ними поставлена главная задача - наладить массовое производство осветительных ламп, резко увеличить их выпуск и улучшить качество. С.Б. Чудновскому поручено наладить изготовление газополых ламп. До этого на "Светлане" выпускались в основном пустотные электролампы: из стеклянных колб воздух откачивался, и вольфрамовая нить раскалялась в вакууме. Срок службы таких ламп был невелик. Он существенно увеличивался, если баллон заполняли инертным газом. Такие лампы и назывались газополными или полуваттными. Их изготовление началось на треьем этаже главного корпуса завода. Газ надо производить здесь же, на заводе, очищать его, контролировать степень очистки. Проводятся десятки, сотни опытов, пробуются различные способы получения газа, а тем временем организуется первое поточное производство ламп. На пятом этаже кирпичного корпуса сосредоточены заготовительные операции. Здесь руководит инженер В.Попов. На первом (это хозяйство П. Братанова) идёт мойка и резка колб. Отдельные детали ламп затем идут на четвёртый этаж, на участки, которые возглавляют инженеры С. Коккей и В. Сергеев, - там производится заварка ламп и откачка воздуха. Затем - отжиг, цоколевка, фотометрирование. Здесь руководят инженеры В.Вятских, Г. Бондаренко, Л. Гранат. Затем готовые лампы упаковываются.

Молодой начальник производства П. Алаторцев с удовлетворением отмечает, что организация поточного заметно изменила положение дел на заводе - работа идёт в чётком ритме, без суеты; за соблюдением технологии следят грамотные специалисты. Вскоре радостные вести приходят от Чудновского: лампа, заполненная аргоном, дала хорошие результаты. Итак, сентябрь 1923 года - есть первая газополная лампа!

Алаторцев думает о том, что надо позаботиться и о дополнительных рабочих руках - производство стремительно расширяется. "Светлана" объявляет о приёме рабочих. Для Петрограда, где промышленность едва теплится, это сообщение удивительно. В 1922 году коллектив светлановцев не насчитывал и 300 человек. В январе 1923 года в заводском списке уже 588 рабочих и служащих, в июне - 811, в декабре - 1 153. Каждый месяц "Светлана" даёт 150 - 200 тысяч электрических ламп. Это во много раз больше, чем до первой мировой войны.

В октябре 1923 года было принято решение о нецелесообразности привлечения иностранного капитала в русскую промышленность. Основание для такого важного шага является не только количественный рост выпуска продукции. Значительно расширение производства на "Светлане", улучшение качества продукции, освоение своими силами изготовления полуваттных ламп, являющихся последним словом техники, - вот что явилось главным основанием для отказа от непосредственной помощи зарубежных предпринимателей.
Светлановцы убедительно доказали, что и с техническими и с организационными проблемами они вполне могут справиться сами.
Это один из первых шагов к тому, чтобы полностью освободиться от иностранной зависимости. "Светлана" ещё получает основные материалы из-за границы. Вольфрам, молибден, платинит поставляют Германия, Швеция, Австрия и США. Качество этих материалов невысокое. Долго бьются специалисты "Светланы" над тем, чтобы выяснить причины этого. А.Л. Гельфготу поручают решить эту задачу. Он пытается создать собственное производство, наладить переработку импортного сырья.

В мае 1924 года было решено приостановить завод в связи с его переоборудованием. В мастерских "Светланы" изготовляются собственные станки и механизмы. В четырёх цехах организуются производственные совещания. В их работе участвуют более 170 человек. Разного рода рационализаторские предложения, усовершенствования, внедрение новых форм организации труда - всё это составляет содержание заводской жизни. Она очень напряжённа. В течение трёх летних месяцев вводятся в действие 142 станка, разработанных и построенных светлановцами. Рядом с основными рабочими появляются вспомогательные - впервые в истории завода. На некоторых операциях вводятся бригадные методы труда. И рабочие, занятые насадкой цоколей, вскоре показывают высокую выработку - производительность труда у них возрастает вдвое.

Все годы борьбы с разрухой, борьбы за восстановление завода коммунистов "Светланы" возглавлял испытанный ленинец Никандр Иванович Кокко. Авторите его был огромным. Когда в дни переоборудования и расширения завода в коллектив вливаются сотни новых рабочих, именно он ставит вопрос о необходимости учёбы новичков, политической и профессиональной. Немногословный, строгий на вид, он в курсе всего, что происходит на предприятии, людей, организацию дела знает прекрасно. Влияние коммунистов "Светланы" на все стороны жизни коллектива становится всё больше. В январе 1924 года на заводе работают 72 члена партии и 14 кандидатов. Конечно, среди них ещё много тех, у кого не хватает образования, кто недавно только выучился грамоте. Но время диктует: нужно учиться самим, учить других успешно строить новую жизнь. А это новое во всём, и главное в том, о чём писал В.И. Ленин, - в приобщении самых широких масс трудящихся к управлению государством.

Люди, которые вчера знали только своё рабочее место, теперь овладевают сложной наукой управления. В комиссию завкома по охране труда, рабочую контрольную комиссию, в культкомиссию избраны М. Кондрашина, М. Каяс, Н. Ратченко, А. Карпов, С. Валуев и многие другие светлановцы - коммунисты и беспартийные.
Молодёжь посылает комсомольцев на различные участки производства. Они создают курсы повышения квалификации, активно участвуют в ликвидации безграмотности. На заседании партийного бюро с тревогой отмечается, что многие на заводе "заражены религиозными предрассудками, не умеют читать и писать, плохо разбираются в событиях". Основная масса малограмотных - женщины. С ними надо вести работу, приобщать их к новой жизни.

Ростки этой жизни пробиваются повсюду. Всего шесть лет прошло после революции, а уже не узнать завод, его людей. Их активности, кажется, нет предела. Женская организация "Светланы", которую возглавляет Мария Фёдоровна Кондрашина, особое внимание уделяет быту тружениц. При заводе открываются детские ясли, и каждый цех старается приготовить для малышей какой-нибудь подарок. Нескольким женщинам поручают шефство над пионерским отрядом. В нём уже почти полторы сотни мальчишек и девчонок, есть пионервожатый - комсомолец Карп Великанов. Работают кружки художественной самодеятельности. Летом открывается первый заводской пионерский лагерь.

Люди ищут новые формы участия в общественной жизни, методы воспитания человека будущего, стремятся сбросить груз предрассудков. Это была пора социального обновления, поиск путей в сложном, неизведанном процессе формирования строителей Советского государства. Множество обществ и организаций на "Светлане" - МОПР (Международная организация помощи борцам революции), "Безбожник", "Добролёт" (Российское общество добровольного воздушного флота). Есть санитарная дружина, добровольная пожарная дружина, а также дружина охраны порядка, которую возглавляет коммунист Павел Петрович Ивановский.

Ещё есть общество смычки с деревней. В нём более тысячи человек. "Светлана" шефствует над Вышегородской волостью Порховского уезда Псковской губернии. Рабочие часто приезжают в подшефные деревни, помогают крестьянам, собирают для них деньги. Это даёт возможность приобрести книги, письменные принадлежности, организовать избу-читальню, детские ясли, мастерские, построить и оборудовать кузницу.

Уже выходит заводская стенная газета "Стрела". Создана секция рабкоров. Каждый месяц общими усилиями создаётся номер собственной газеты светлановцев. Огромна и важна по своему значению общественная работа, развернувшаяся на заводе. К людям приходит понимание, как говорилось в то время, текущего момента, понимание политики партии, идейная убеждённость, умение разбираться в обстановке. Вожак коммунистов-светлановцев Никандр Иванович Кокко весной 1924 года по решению губкома партии был отозван на работу в Дом крестьянина. Вскоре произошло разделение партийных организаций "Айваза" и "Светланы". Общее собрание коммунистов "Светланы" избрало 13 ноября бюро коллектива РКП (б) в составе девяти человек. Организатором коллектива стал О. Норинский, секретарём - Е. Яковлев.

Партийные ряды светлановцев крепнут. Число коммунистов на заводе растёт. В одном из заявлений, поданных в партийную организацию работницей "Светланы", говорилось:
"Хочу быть полезной для партии. Не признаю никаких богов и всё время была близка к партии. Раньше я ничего не понимала, а сейчас посмотрела, поработала, узнала всё и поэтому вступаю в партию. Хочу строить социализм."

На заседании партийного бюро в марте 1926 года директор завода С.В. Прапорт докладывает, что в минувшем году выпущено 5 миллионов электрических ламп, завод получил 500 000 рублей прибыли за счёт экономии, а себестоимость лампочки снижена с 50 копеек до 31. На этом же заседании коммунисты принимают решение - не останавливаться на достигнутом, идти вперёд, ливидировать узкие места и недостатки, добиться того, чтобы лампочки "Светланы" были лучше и дешевле заграничных.
Вскоре С.В. Прапорта переводят на другую работу. Директором "Светланы" становится Александр Михайлович Иванов, до этого работавший на заводе "Красный Арсенал". Талантливый организатор, человек отзывчивый и чуткий, он быстро завоевал уважение светлановцев.
Рука об руку с новым директором работают и те молодые специалисты, которые несколько лет назад поднимали завод. Это Л.С. Гранат - заведующий производством, П.А. Алаторцев - главный инженер, О.С. Норинский - заместитель директора.
Но не только кадровые перемены происходят на заводе. Коллектив, сумевший за несколько лет во много раз превзойти дореволюционный уровень производства, решает и качественно новые задачи.
XIV съезд ВКП(б) принял курс на социалистическую индустриализацию. Она должна стать решающим звеном в борьбе за переустройство советской экономики, за ускорение темпов социалистического строительства. Светлановцы ищут пути к достижению поставленной цели. В цехах и на участках теперь работают люди нового склада. Приметы новой жизни - повсюду, и они свидетельствуют о многом.
На заводе все говорят о Фаине Холмовской. Некоторые работницы косятся на девушку-комсомолку, которая появляется в цехе в комбинезоне, с гаечными ключами и сама налаживает станки. Не бывало такого, чтобы женщины занимались этой мужской работой. Холмовская первой сломала традицию.
Возникают звенья монтажниц. Они изменяют прежнюю организацию труда. Работницы переходят от цеховой системы с её промежуточными складами полуфабрикатов к групповой - к потоку. Через три недели выработка монтажниц возрастает на 75%, а брак снижается на треть. Да и на других операциях тоже получают неплохие результаты.
То на одном, то на другом участке появляются новые станки. Да такие, на которые сбегаются смотреть чуть не со всего завода. Есть чему удивляться: сидели за однообразной работой семь женщин, теперь их задание выполняют три автомата.
Улучшают условия труда. На четвёртом и пятом этажах заводского корпуса появляется вентиляция, оснащаются новым оборудованием лаборатории. В то же время повсюду принимаются меры по строжайшей экономии. Многие рационализаторские предложения, а их только с весны по осень 1926 года было внедрено более ста, направлены на сбережение электроэнергии, сырья, материалов.
Это были необходимые меры в работе коллектива "Светланы". Они принесли результаты, которые сразу же отразились на производственных показателях. Улучшилось качество электроламп. Если раньше средняя продолжительность горения вакуумных ламп составляла 700-800 часов, то теперь она возросла до 1 200, а газополных - до 2-3 тысяч часов.
Происшедшие перемены с особой остротой поставили вопрос о будущем. Как дальше развиваться "Светлане"? Какой быть ей через пять, десять, двадцать лет? Каким может и должен стать вклад светлановцев в индустриализацию страны?
Подобные вопросы и потом не раз ещё будут решать труженики "Светланы", её партийная организация, специалисты, руководители. И на каждом этапе развития они будут выбирать самый трудный и сложный, путь в неизведанное.

ПРОДОЛЖЕНИЕ в ЧАСТЬ 3
Tags: ЛОЭП Светлана, ленинградские заводы, советская история, советская эпоха
Subscribe

Posts from This Journal “ЛОЭП Светлана” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments