FilyaCat (filyacat) wrote,
FilyaCat
filyacat

Categories:

ЧАСТЬ 5. Как убивали ленинградскую Светлану. История рождения, жизни и уничтожения ЛОЭП Светлана.

ранее ЧАСТЬ1ЧАСТЬ 2ЧАСТЬ 3, ЧАСТЬ 4 читать

ВОЗРОДИМ БЫЛУЮ СЛАВУ ЗАВОДА!

Одним из ведущих и старейших цехов на заводе считался цех № 1. Размещался он в самом старом пятиэтажном корпусе, на фронтоне которого было написано - "Светлана". Почти всё электровакуумное оборудование из цеха было вывезено ещё в первые дни эвакуации, но потом остро встал вопрос об обеспечении лампами аппаратуры, имевшейсяв распоряжении частей Ленинградского фронта и города. Изготавливать их надо было на месте. Руководители "Светланы" решают объединить три электровакуумных цеха и создать вновь цех № 1. Его начальником назначают Раису Васильевну Клюеву.
В этой должности Клюева проработала много лет, до ухода на пенсию. Вспоминая о тех трудных днях 1942 года, она рассказывала, как осбирала по заводу остатки оборудования и оснастки, как вместе с технологом А.Л. Уткиным ходила по другим цехам и лабораториям и разыскивала всё, что могло пригодиться для производства.
Ленинградский горком партии ставит перед коллективом "Светланы" не совсем обычную задачу: организовать производство осветительных ламп. Ведь к тому времени, к весне 1942 года, более или менее регулярной стала подача электроэнергии населению, а ламп не хватало. Уже несколько лет на заводе не выпускается эта продукция. Нужны материалы, приспособления. Технологию создают на ходу. Летом Р.В. Клюева держит в руках первую блокадную лампочку. Её со всеми предосторожностями упаковывают и несут в райком партии. Там, в кабинете первого секретаря, вворачивают в патрон настольной лампы, щёлкает выключатель, и яркий электрический свет смешивается с солнечными лучами, заливающими комнату. Блестят глаза людей, словно впервые в жизни видят они, как светит обычная электрическая лампочка. Только те, кто пережил первую блокадную зиму, кто по крохам восстанавливал сложнейшее производство, могут в полной мере оценить, что означает этот свет.

В цехе № 1 дела идут день ото дня лучше. У Клюевой оказываются недюжинные организаторские способности. Она заражает весь коллектив желанием сделать в цехе всё, как было в мирные дни, восстановить ту чёткую организацию труда, которая отличала "Светлану". На участках царит особый микроклимат: никаких скидок на условия военного времени, на блокаду. По инициативе Клюевой вновь организуются хозрасчётные бригады, устанавливаются довоенные нормы выработки. Каждая бригада получает наряд-заказ, и снова в цехе деловито говорят о лимите рабочей силы и фонде зарплаты, расходе материалов и производительности труда. Инициатива цеха № 1 находит поддержку и распространение в других цехах завода. Бить врага помогают не только самоотверженность, мужество, но и хорошая организация производства.

Цеховую парторганизацию возглавляет в те дни А.Н. Алексеева. Опыт её работы районный комитет партии неоднократно предлгает использовать на других предприятиях. Главное здесь - умение мобилизовать людей, помочь им обнаружить вокруг себя и в самих себе огромные, неисчерпаемые резервы.
Одна из опытнейших производственниц - мастер цеха Э.Э. Герцовская. Она руководит сборкой приёмно-усилительных ламп. Работницы, которые трудятся здесь, достаточно хорошо владеют всеми операциями. Главная причина остановок и простоев - срывы в обеспечении материалами и низкое их качество. Да и откуда взять хорошие материалы в осаждённом городе?
По почину Герцовской работницы пробуют использовать детали забракованных ламп. Конечно, чтобы извлечь ту или иную деталь, требуется дополнительный кропотливый труд и очень обльшая аккуратность. Но ведь в результате хоть на несколько приборов будет сделано больше. Позже, когда снабжение относительно наладилось, ещё в дни войны, работницы цеха установили всесоюзный рекорд по съёму приёмно-усилительных ламп с линейки и по уровню выхода годных приборов, превысив даже довоенные показатели.

Всем на заводе было известно имя монтажницы Х.С. Волковицкой. На "Светлану" она пришла ещё в 1923 году, работала в цехе осветительных ламп, потом освоила изготовление приёмно-усилительных. Как и тысячи ленинградок, рыла окопы на подступах к городу летом и осенью 1941-го, похоронила в первую блокадную зиму мужа и сына. Продолжала трудитьсяв рядах защитников Ленинграда на строительстве укреплений. Вернулась в родной цех № 1 после его восстановления. Её труд служил примером добросоветсного отношения к своему делу. Х.С. Волковицкая обучила профессии монтажницы многих только что поступивших на завод девушек. Её судьба типична для тысяч тружениц осаждённого города на Неве.

Вскоре потребовались лампы для ленинградских радиоузлов, чья аппаратура работала круглосуточно. Ведь для того чтобы из чёрных тарелок громкоговорителей раздавался спокойно неторопливый или тревожно-учащённый стук метронома, тоже нужны были радиолампы - модуляторные М-600. На "Светлане" к тому времени уже вовсю шло востановление электровакуумного производства. Вслед за цехом № 1 возродили цех № 65. Его начальником стал С.И. Рудковский, старшим технологом - Е.Л. Подгурский. Завод оживал. Главный энергетик Г.Л. Шмелёв, который на память знал все коммуникации, самоотверженно принялся с немногими людьми восстанавливать энергетическое хозяйство, едва только Ленинграду дали электрический ток. Взялся за наладку станков инженер С.Н. Дубовской, спасённый друзьями в стационаре тяжёлой блокадной зимой. Вот С.А. Оболенский с группой сотрудников успешно исследует причины брака, возникающего при изготовлении радиоламп, - эта работа была уже рассчитана на мирное время, на перспективу развития производства.

Ещё весной 1942 года Подгурский, получив из радиоузлов несколько вышедших из строя ламп М-600, начинает их регенерацию. Нужно, в сущности, создать технологический процесс, которого раньше не было на заводе, в этом принимают участие почти все работники цеха. Создают техническую документацию. Организуют линейку от горячих операций до испытаний. Нужны наиболее опытные работницы, и они приходят из соседних цехов - Н.В. Зайковская, возглавившая бригаду сборщиц, А.В. Кутузова, А.Андреева, М. Петрова, З.В. Ульянова.
Все горячие операции держатся на Марии Ивановне Зориной. Она осторожно берёт каждую лампу и раскалённой проволокой отрезает колбу. Потом, когда сборщицы удаляют перегоревшую нить накала - тонкую вольфрамовую проволоку - и укрепляют новую, Зорина вновь заваривает колбу. Это почти ювелирная операция. Сначала брали те колбы, которые оставались на складе, а когда их запас кончился, пришлось использовать старые, и тут от мастерства заварщицы зависел успех.
Радиоузлы получили лампы. К тому времени в Ленинграде уже не осталось тантала, из которого делали аноды ламп. Не было его и в Москве. Подгурскому приходит мысль: а что, если вместо тантала - никель? Без специальных расчётов,на глазок, Подгурский вместе с Рудковским делают никелевый анод. Рёбра для отвода и рассеивания тепла, иная конструкция крепления - и вот первая лампа готова. Её испытывают, и приборы говорят о том, что все параметры в норме. Позже, после пробной работы на радиолокационной станции, этот вывод подтвердится, и цех начнёт выпускать лампы Г-499 с никелевым анодом, обеспечивать ими не только ленинградские установки, но и отправлять свою продукцию на Большую землю. Затем такие же приборы освоят и другие заводы страны.

В 1943 году "Светлана" уже выпускает значительное количество разнообразной продукции. Здесь установлена часть оборудования с заводов "Электроаппарат" и "Электрик", переведена с этих предприятий и часть рабочих. Возглавлявший "Электроаппарат" Пригарин назначен директором "Светланы". По существу заново создаются участки - штамповочный, сеточные, химико-технический, водородного отжига и другие. Затем наступает очередь цеха вакуумного машиностроения, который вступает в строй в начале 1944 года, в дни, когда советские войска, сломав кольцо блокады, гонят фашистские орды от стен Ленинграда.

Огромные потери понесли ленинградские предприятия в результате бомбёжек, обстрелов. Согласно акту государственной комиссии ущерб, причинённый заводу "Светлана", составил сумму в 26 миллионов 720 тысяч рублей. Почти половина её - стоимость уничтоженного или повреждённого оборудования.
Быстро восстановление промышленности и достижение довоенного уровня выпуска продукции становится для всех ленинградцев задачей номер один. По инициативе рабочих Кировского завода на всех предприятиях города начинается движение за то, чтобы каждый труженик внёс свой вклад в наращивание индустриального потенциала Ленинграда. Этот призыв поддерживают и светлановцы - те, кто оставался на заводе в дни блокады, и кто возвращается теперь из эвакуации. Вновь занимает пост главного инженера Р.А. Гаврилов. Секретарь парткома И.С. Терентьев принимает на учёт коммунистов "Светланы". Приходят и фронтовики, те, кто по состоянию здоровья не может сражаться с врагом. Их ждёт фронт трудовой.
"Возродим былую славу завода!" - этот лозунг теперь можно встретить во всех цехах. Проходят партийные собрания. Вопрос на повестке дня один: об авангардной роли коммунистов в выполнении принятых обязательств по восстановлению завода. Личное обязательство каждого - отработать на восстановлении 20 часов в месяц. Это немало для людей, перенёсших голод и лишения. Но они даже перевыполняют обязательства. Работница Е.П. Платунова за два месяца проработала на стройплощадке 120 часов. Комсомолки С.Прокофьева и Г. Афанасьева, овладев профессией маляра, за один месяц отрабатывают в 3 раза больше времени, чем полагается.
Женщины досрочно завершают строительство дороги к пилораме и баллонохранилищу. Одновременно восстанавливают различные цехи, участки, наводят порядок на заводской территории. Люди торопятся, они стремятся приблизить тот день, когда "Светлана" примет свой прежний облик и можно будет все силы отдать главному - выпуску сложных электровакуумных приборов.
Этот момент всё ближе и ближе. В цехе мощных генераторных ламп 28 сентября 1944 года торжественный день: изготовлена первая после такого долгого перерыва мощная лампа. В начале 1945 года осваивается выпуск ламп мощностью до 100 киловатт. В октябре вступает в строй цех по производству рентгеновских трубок. В ноябре здесь уже освоена новая продукция - диагностические трубки. Трудно поверить, что всё это можно было сделать в столь короткие сроки: не хватает кадров, недостаточно разработана технология. Помощь приходит от работников цеха № 65, который всё больше и больше выполняет роль центральной лаборатории и конструкторского бюро завода. Технологический процесс для рентгеновского цеха создают инженеры Ткалина и Теумин. Кадровые производственницы Гомонова и Жигарина срочно обучают рабочих, а ставшая недавно начальником цеха инженер Долгопольская быстро мобилизует коллектив на решение новых задач.
В первой половине 1945 года на "Светлане" уже производятся кроме традиционных, ранее выпускавшихся изделий электронные и ионные выпрямительные лампы, телевизионные трубки, термоэлементы и другие приборы. А всего за этот год, год Победы, на заводе осваивается выпуск 22 изделий, причём 18 из них раньше на "Светлане" не изготовлялись и их производство являлось новым делом для всей электровакуумной промышленности страны.

НОВЫЕ РУБЕЖИ

Четвёртую, послевоенную пятилетку назвали пятилеткой восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства. Промышленность, вся экономика страны вставала на ноги, стремясь быстрее восполнить потери, причинённые фашистским нашествием. Надо было не только ликвидировать материальный ущерб, но и как можно быстрее развивать производство дальше. Продукция "Светланы" играла важнейшую роль в развитии многих отраслей промышленности. В ней нуждались машиностроение и энергетика, развивающиеся телевидение и радиовещание. По плану завод должен за пятилетие довести выпуск продукции до уровня, который бы на одну пятую превысил довоенный уровень. Но к 1946 году "Светлана" не даёт ещё и половины того, что выпускалось до войны. И дело не только в том, что нужно восстанавливать цехи, здания - всё то, что называется производственными мощностями. Главное - необходимо возрождать квалификацию и мастерство коллектива, высокую культуру производства, чёткую организацию труда, увеличивать и максимально использовать научный потенциал. Это гораздо труднее, чем построить или реконструировать цех. Надо оживить традиции, применить наилучшим образом опыт старых кадровых работников и в то же время проложить путь в день завтрашний.
Пятилетний план "Светланы" ещё не мог учесть все эти особенности. Конечно, его производственная часть определила конкретные рубежи, которых коллектив должен был достичь в 1950 году. Программа технического развития предусматривала превратить завод в передовое электровакуумное предприятие страны. Предстояло разработать и освоить за эти годы более 150 новых приборов.

В 1947 году, в год 30-летия Великого Октября. становится массовым социалистическое соревнование. В феврале 1947 года 15 ленинградских предприятий, в числе которых была и "Светлана", выступили с призывом развернуть Всесоюзное социалистическое соревнование за досрочное выполнение годового задания к 7 ноября. Это был главный пункт заводских обязательств, подкреплённых обязательствами цехов, бригад, отдельных рабочих. Обязательства были успешно выполнены. На рубежи второго года пятилетки светлановцы вышли 23 октября. Объём производства по сравнению с 1946 годом возрос на 58,8%, завод освоил выпуск 50 приборов, ввёл в эксплуатацию около 300 единиц оборудования, 3 000 квадратных метрос производственных площадей. А производительность труда за этот год возросла не на 15%, как намечалось ранее, а на 33%. Стахановские планы борьбы с потерями играют большую роль в послевоенном становлении "Светланы". Именно в эти дни закладываются в благодатную почву рабочей инициативы семена будущего светлановского стиля работы.
В январе 1948 года в цехе № 12 рождается новый почин: объявить соревнование заготовительных и вспомогательных цехов за создание задела деталей и полуфабрикатов, чтобы обеспечить ритмичную работу сборщиков. Заводская газета публикует обращение коллектива цеха. Инициативу коммунистов цеха № 12 поддерживают труженики всего завода. Люди понимают, что эти меры сейчас необходимы не только для того, чтобы выполнить план, достичь намеченных рубежей, но чтобы научиться лучшей организации труда, накопить соответствующий опыт. Потом, когда "Светлана" будет выпускать иную продукцию, когда придут новые кадры и коренным образом изменятся условия труда, кое-кто из старых работниц будет вспоминать, ка кони начинали налаживать порядок на производстве, как воспитывалась привычка к чёткому ритму, как приучались бороться со всем, что мешает налаженной, организованной работе.
В начале 1949 года комсомольцы организуют соревнование за выпуск продукции только отличного качества и в нём участвует сразу 25 бригад. Комсомольско-молодёжной бригаде Антонины Курочкиной первой вручают почётный вымпел победителя соревнования, грамоту министерства и ЦК профсоюза. А вскоре на "Светлане" насчитывается уже 28 бригад, 12 участков и один цех отличного качества. В эти же дни тот самый цех № 4, который два года назад стал составлять стахановские планы борьбы с потерями, призывает светлановцев начать поход за образцовую чистоту на предприятии, за вакуумную гигиену. Да, всё это было и раньше, в 30-е годы, и сразу после войны. Но то, что происходит сейчас, не повторение уже пройденного, а восхождение коллектива на новую, ещё более высокую ступень умения работать. Улучшение качества продукции закономерно ведёт к сокращению расходов сырья и материалов, а наведение порядка оборачивается существенной и реальной экономией.

Обширна территория "Светланы", огромно её хозяйство. Производство постоянно усложняется, и приходится создавать новые участки, конструкторские бюро, лаборатории, секторы, отделы и отделения. Вскоре после войны началось строительство новейшей по тем временам радиостанции. Для неё нужны были особо мощные генераторные лампы, каких ещё никто и нигде не делал. Разработку конструкции этой лампы поручили Г.М. Московской. Инженеры по нескольку смен не выходили из лаборатории и цехов. В новой лампе все детали были оригинальными - аналогов им не было. Уникальная генераторная лампа, созданием которой руководила Московская, весной была испытана в лаборатории. Предстояли промышленные испытания. Те, кто разрабатывал аппаратуру для радиостанции, с сомнением разглядывали приборы, привезённые со "Светланы". Очень уж отличались они от зарубежных, кто знает, как поведут себя. Оказались же он выше всех похвал, завоевали всесоюзное, а потом и международное признание. Таких разработок год от года становилось всё больше и больше.
За создание 250-киловаттной лампы с активным катодом группа инженеров, возглавляемая Г.М. Московской, была награждена серебряной медалью ВДНХ. В 1966 году Галине Михайловне Московской было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Одновременно совершенствуется технология изготовления новых ламп, создаются стёкла новых марок, новые сплавы, разрабатываются прогрессивные методы пайки и сварки, улучшается весь процесс производства. Лампы мощностью 100, 250 и более киловатт, ранее не выпускавшиеся на "Светлане", представляют собой поистине уникальные агрегаты по нескольку десятков килограммов весом. Некоторые из них требуют водяного охлаждения, что усложняет их эксплуатацию. Тогда разработчики берутся за создание таких ламп, которые можно было бы использовать. применяя воздушное охлаждение анода. Результат оказывается весьма успешным. Мощные генераторные лампы по всем характеристикам превосходят аналогичные американские приборы, при их изготовлении расходуется меньше металла, да и в работе они экономичнее. Целая серия новых ламп выходит из лаборатории. Связь с наукой на заводе становится всё крепче. В 1950 году завод имеет 42 договора с двадцатью вузами и научно-исследовательскими институтами. Прогрессивные технологические процессы, новые приборы, материалы, методы расчёта - всё это светлановцы берут на вооружение, решая самые серьёзные проблемы всемерного совершенствования производства. 23 апреля 1950 года "Светлана" выполнила пятилетний план. Когда в конце года были подведены окончательные итоги работы коллектива за пять послевоенных лет, результаты оказались впечатляющими. По сравнению с 1946 годом выпуск продукции в 1950 году возрос более чем в четыре раза, производительность труда увеличилась почти вдвое. За этими цифрами стоял огромный творческий труд тысяч светлановцев.

В НОГУ СО ВРЕМЕНЕМ

"Светлана" быстро молодела. В цехах часто появлялись стайки школьников, с любопытством осматривали сварочные столы, где из-под медных клювов электродов рассыпались искры. Приходили учащиеся электровакуумного техникума, который размещался тут же, на заводской территории. Присматривали себе верстаки вчерашние ремесленники, толпились в отделе кадров девушки-десятиклассницы и парни, демобилизованные после службы в Советской Армии. Всех надо было учить, растить, воспитывать.
Человеку, хотя бы немного поработавшему на "Светлане", надолго запоминаются внешние специфичные особенности электровакуумного производства: белизна халатов рабочих и обязательность таких же белых, похожих на докторские, щапочек или косынок; шипенье горелок, дробный перестук вакуумных насосов, гудение аппаратуры с табличками, предупреждающими о высоком напряжении; ни с чем не сравнимые запахи горячего газа, изоляции, раскалённого стекла, перемешанные в озонированном от высокочастотных разрядов воздухе. Всё это поначалу пугало, ошеломляло новичков, они робели перед сложностью работы, им казалось совершенно непостижимым мастерство многих кадровых работниц, умеющих с неимоверной быстротой собрать миниатюрную лампу, изготовить замысловатую деталь или придать любую форму стеклянной массе.
В 50-е годы продолжается становление завода и коллектива. "Светлана" настойчиво идёт по пути технического прогресса. Растёт выпуск продукции, осваиваются новые приборы, идёт подготовка рабочих, повышается их квалификация. Ширится движение новаторов: не случайно в 1952 и 1953 годах заводу четыре раза присуждается звание "Лучшее предприятие Ленинграда по рационализации и изобретательству".
Одним  из первых ударников коммунистического труда на заводе становится стеклодув Иван Михайлович Балов. Он быстро освоил древнюю профессию стекольных дел мастера, на "Светлане" работала стеклодувом и его жена Екатерина Алексеевна, так что дома у них о стекле говорили как о предмете одушевлённом, требующем особого подхода. Стеклодувы "Светланы" всегда слыли виртуозами своего дела. Потом, когда появились полуавтоматы и автоматы для изготовления колб и других стеклянных заготовок, мастерство таких стеклодувов, как И.М. Балов, стало цениться ещё больше. Словно свой отцовский долг выполнял Балов, передавая затем секреты стеклодувного мастерства своему племяннику. В то же время убеждал добиваться того, что сам получить не успел, - знаний. Племянник Юрий поступил в Радиополитехникум (так стал называться электровакуумный техникум) и продолжал постигать секреты того дела, которое в совершенстве знал Балов.
Пятую пятилетку коллектив светлановцев завершил досрочно. Уже 28 сентября 1955 года руководители завода рапортовали о выполнении производственной программы. За пять лет выпуск продукции возрос более чем вдвое, производительность труда увеличилась на 50%. Все понимали, что дались эти темпы нелегко. Оглядываясь на послевоенные десять лет, светлановцы видели как много труда вложено ими  не только в восстановление и развитие завода и своей отрасли, но и в укрепление всего народного хозяйства. Немало отличных специалистов-светлановцев уехали в 1953 году по призыву партии на работу в деревню. Выезжали большими группами в подшефные колхозы "Декабрист" и "Красный партизан", строили там фермы, оборудовали мастерские, помогали поднимать хозяйство. А вскоре заводской комитет ВЛКСМ обсуждал первые 70 заявлений, которые заканчивались фразой: "Прошу направить меня на работу по освоению целинных и залежных земель". Так и светлановцам Казахстан обязан своим появлением из ничего.
С каждым днём налаживалась жизнь. Всего лишь десятилетие отделяло их от тяжёлых военных дней, но люди были спокойны и уверенны. Именно завод давал прочную уверенность в завтрашнем дне. На "Светлане" работала амбулатория, медицинскую помощь здесь оказывали 12 врачей, а на следующую пятилетку уже планировалось строительство большой поликлиники. Более 500 детей работников завода приняли ясли и детсады, появилась возможность организовать пионерские лагеря. На Охте, на проспектах имени Карла Маркса (сейчас Большой Сампсониевский) и Энгельса, на Ярославском и Костромском проспектах поднялись корпуса новых жилых домов для светлановцев. Около 250 работников завода в 1955 году отдохнули в санаториях, свыше 600 - в домах отдыха.
Конечно, этого ещё было мало для многотысячного коллектива, но это было лишь начало. У "Светланы" становилось всё больше заказчиков, набирало темпы отечественное радиоаппаратостроение, уже мерцали в квартирах москвичей и ленинградцев пока ещё немногочисленные телевизоры, и специалисты ожидали, что вот-вот в этих пока ещё совсем молодых отраслях промышленности произойдёт коренной переворот. Всё свидетельствовало об этом: и достижения смежных наук, и повышенное внимание к проблемам управления, и прогнозы учёных.

ПЕРВЫЙ ТРАНЗИСТОР

В 30-е годы, когда "Светлана" из завода остветительных ламп превращалась в радиоламповый, через несколько кварталов от её цехов совершались важные события, которые коснулись коллектива светлановцев спустя четверь века. А тогда они интересовали лишь небольшой круг учёных и исследователей, но, как часто бывает с научными открытиями, им суждено было великое будущее. На Политехнической улице за высокой оградой стоит двухэтажный жёлтый дом с колоннами. У входа - мемориальная доска: "В этом здании с 1925 по 1941 год работал выдающийся русский учёный Игорь Васильевич Курчатов". Это физико-технический институт имени А.Ф. Иоффе. Здесь под руководством академика А.Ф. Иоффе уже в 20-е годы началось изучение свойств металлов и сплавов, известных сегодня как полупроводники.
Под руководством И.В. Курчатова создаются, в частности, разрядники для линий высокого напряжения. Работа над ними даёт богатый материал для дальнейших поисков и открытий. Вскоре И.В. Курчатов вплотную занялся физикой атомного ядра. Исследования казавшихся загадочными материалов шли своим чередом. Нужен был определённый уровень развития техники, чтобы результаты научных изысканий вышли из стен лабораторий. Такие условия возникли в 50-х годах. Уже создан Институт полупроводников Академии наук СССР. Уже есть теория полупроводников и богатейшие экспериментальные данные. И тогда наступает черёд производственников. Первым коллективом в стране, которому поручена подготовка серийного выпуска и организация разработки новых приборов, стал завод "Светлана".

Появившиеся как раз в те годы первые отечественные электронные вычислительные машины имели до 5 тысяч радиоламп и занимали помещение площадью в несколько десятков квадратных метров. Вершиной развития таких устройств вскоре стали 30-тонные компьютеры с 18 тысячами электронных ламп, пожиравшими огромное количество электроэнергии. Даже создатели этих сложнейших гигантов посчитали бы в ту пору фантастикой утверждение о том, что через 30 лет точно такая же по своим возможностям машина будет помещаться в небольшом чемодане, а все эти тысячи электронных ламп заменит один кристалл кремния, имеющий примерно такие же размеры, как напечатанные здесь буквы - "БИС".
Всё это невозможно представить в конце 1955 года, когда "Светлане" поручается производство полупроводниковых приборов. Из Москвы привозят в Ленинград детали будущих транзисторов, а также заготовки корпусов приборов. Всё это подготовлено в научных лабораториях, есть также примерная технология изготовления и техническая документация. На "Светлане" ещё почти никто не видел полупроводниковые приборы. А ведь нужны кадры, конструкторы и техники, руководители для нового дела, нужно оборудование, приборы, материалы. Но трудности никогда не пугали светлановцев ранее.
Но тут состоялся тот самый позорный ХХ Съезд КПСС, утвердивший, помимо всего прочего, директивы по шестому пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР. Прошло четыре месяца. В лаборатории уже запущена установка, на которой в вакууме происходит вплавление индия в германий. Этот процесс называется получением переходов - именно на границе двух металлов протекают сложные физические процессы, которые определяют параметры полупроводниковых приборов. Одновременно идёт освоение технологии этих переходов, измеряются характеристики, изготавливается всевозможное оборудование. Оборудование надо было создавать, придумывать, надо было находить способы изготовления полупроводниковых приборов, изучать причины неудач. Вся эта сложная работа в основном легла на плечи молодых сотрудников лаборатории. На первых порах всё было лчень сложно. К весне 1956 года была закончена отделка помещений цеха № 15, первого полупроводникового производства на "Светлане". Понемногу набирали людей и обучали их. Первые приборы П-1 и П-2 сначала были не очень удасными, но с ними всё-таки справились. И лабораторию зауважали. Взялись за следующую работу: надо было создать первый высокочастотный полупроводниковый прибор. И он получился у светлановцев отличный. Лаборатория постепенно накапливала опыт, пополнялась кадрами. После первых удачных разработок словно начинается цепная реакция. Создаются всё новые и новые полупроводниковые приборы. В этой работе уже возникают целые направления. Заказчики, увидев возможности транзисторов, ставят перед светлановцами задачи одна сложнее другой. Нужны приборы ударопрочные, малошумящие, большей мощности, повышенной надёжности, для работы при высоких частотах.
Чтобы удовлетворить каждое из таких требований, необходимо не только создать конструкцию нового прибора, но одновременно вести исследования и теоретические изыскания. Коллектив лаборатории занимается и тем и другим - германиевыми и кремниевыми приборами, поиском наилучших технологических условий и режимов, а заодно и разработкой оборудования, оснастки и приборов. Спустя десять лет лаборатория становится отделом, затем конструкторским бюро.
В 1966 году происходит одно, на первый взгляд незаметное для всего коллектива объединения, событие. Непосвящённому человеку оно ни о чём не говорит - от сплавной технологии при изготовлении полупроводниковых приборов сделан шаг к технологии планарной. Раньше кристаллы германия и кремния обрабатывали в специальных кассетах, получая таким образом отдельные транзисторы, которые затем монтировались в корпусах. Планарный способ заключался в том, что на пластинку кремния в определённых местах вносят примеси различных материалов; в результате возникают полупроводниковые переходы с заданными свойствами. На одной пластинке стало возможным создавать огромное количество полупроводниковых приборов, соединять их между собой в той или иной последовательности, изготавливать уже не отдельные приборы, а целые схемы, готовые к применению. "Светлана" полупроводниковая брала курс на микроэлектронику.

Первым начальником цеха полупроводниковых приборов назначен Александр Николаевич Курилов. Он из послевоенного поколения светлановцев. В Электровакуумный техникум пришёл в гимнастёрке: на фронт попал буквально со школьной скамьи, и теперь приходится вспоминать забытое, листать учебники, хотя руки тянутся к работе. Он так и решает - учиться и одновременно оформиться установщиком в какой-нибудь цех. С 1949 года начинается трудовая биография Курилова. Его назначают механиком, потом мастером. Шесть с лишним лет на посту начальника цеха полупроводниковых приборов - это, по сути дела, годы создания целого семейства первых отечественных транзисторов. В 1962 году новый директор "Светланы" И.И. Каминский подписывает приказ о назначении А.Н. Курилова начальником производства всего завода, превратившегося вскоре в объединение. Всего год он работает в этой должности и его избирают серкретарём парткома. В 1969 году Алекснадра Николаевич назначают директором завода "Союз". Вс южизнь ему суждено что-то перестраивать, воздвигать заново. И на новой должности он оказывается в минуту перемен, в период создания объединения "Союз", в котрое вливается больше десятка цехов и заводов, разбросанных по Ленинграду. Вот такой человек возглавляет с 1955 года первый цех полупроводниковых приборов, который уже 1 апреля 1956 года полностью сдан в эксплуатацию. Новый коллектив почти весь молодёжный. В цехе, куда ни посмотришь, девичьи лица. С первых дней молодые сборщицы начинают осваивать не только приёмы работы, но и бригадную форму организации труда. Эти коллективы включаются в соревнование, которое способствует быстрому освоению новой продукции. Многи девушки учились заочно, брали учебные отпуска. Поэтому, чтобы участок не снижал выработки, остальным приходилось выполнять за подруг часть нормы. Крепла дружба между девчатами, закалялась в трудностях.
Любовь к своему делу - тоже талант, который надо стремиться развить в каждом человеке.
Среди ветеранов завода - Е.И. Цветкова. Однажды она принесла в стеклозаготовительный цех потрёпанную книжку. Девушки собрались вокруг Цветковой и с удивлением читали: "Для рабочих, занятых в дневное время, рабочий срок не должен превышать одиннадцати с половиной часов в сутки... в ночное время - десяти часов в сутки... Табель штрафов, налагаемых на рабочих..." Ко всему этому рабству мы вернулись в XXI веке, в дни сегодняшние. А тогда, в счастливые советские годы, от этих слов, напечатанных в расчётной книжке, выданной Елене Ивановне в 1913 году, стало не по себе вчерашним десятиклассницам, и о многом задумались они, сравнивая прошлое и настоящее. Теперь и мы можем удивляться и сожалеть, как мы легко продали все завоевания Великого Октября за лживые байки капиталистов.
К началу 1960-х годов в заводских цехах выпускались и традиционные, всем известные лампы для радиоприёмников, и мощные генераторные приборы для радиовещательных центров, и лишь недавно вышедшие из лабораторий учёных полупроводниковые приборы. Портфель заказов "Светланы" был объёмист. Руководители завода, работники отдела сбыта, начальники цехов всё чаще отмечали, что среди потребителей электронной продукции появляются представители всё новых и новых отраслей промышленности. Изделия "Светланы" в огромном количестве потребовались создателям вычислительной техники. Автоматика проникла в металлургию, энергетику, на транспорт, в станкостроение и требовала новых, надёжных приборов.

ХХII съезд партии своим решением вверг "Светлану" в непростые времена. В решении говорилось: "Развитие специализации и кооперирования, а также целесообразное комбинирование родственных предприятий - одно из важных условий технического прогресса и рациональной организации общественного труда". В октябре 1962 года в Ленинграде были созданы девять отраслевых производственных объединений. Одним из них стало объединение электронного приборостроения "Светлана". Структура управления, разработанная руководителями и специалистами "Светланы" в 1962 году, оказалась прочной. "Светлана" получила единый расчётный счёт в Госбанке, единый государственный план. Сразу же централизовали управление всеми важнейшими сферами деятельности многотысячного коллектива. Управление производственно-хозяйственной деятельностью и научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами, организацией производства и его экономикой, капитальным строительством и реконструкцией, материально-техническим снабжением и сбытом, финансами и бухгалтерским учётом - всё было централизовано.

Продолжение в ЧАСТЬ 6
Tags: ВОВ, ЛОЭП Светлана, блокада Ленинграда, ленинградские заводы, советская история
Subscribe

Posts from This Journal “ЛОЭП Светлана” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments