FilyaCat (filyacat) wrote,
FilyaCat
filyacat

Categories:

Кровавое воскресенье и "святой" убийца Николашка Кровавый

9 (22 по новому стилю) января 1905 года. Кровавое воскресенье. Начало первой русской революции. Быстротекущее время подвело нас к очередной годовщине Кровавого воскресенья (9 января 1905 года по старому стилю), произведённого последним русским царём Николаем Романовым, носившим такое же прозвание - Кровавый. Прозвище было дано этому "помазаннику божьему", несомненно, по справедливости. Когда весь мир узнал о расстреле Николаем II петербургских рабочих, один из известных политиков того времени, руководитель французских социалистов Жан Жорес, воскликнул: "Теперь все видят, что царь - несомненный убийца!"

Все, да не все. Уже в нашу эпоху Русская православная церковь возвела убийцу в ранг "святого". А правящий теперь в России буржуазный режим постоянно выдаёт нам благостные картинки "праведной жизни" последнего из Романовых, да хнычет об "одном из самых мрачных событий русской истории" - приведении в исполнение в отношении бывшего царя и его семейства смертного приговора Уральского Совета. Хотя в том приговоре стон народный, сопровождавший всё царствование Кровавого, нашёл своё воплощение, отозвался заслуженным возмездием. Над этим царём свершилось пророчество, выражённое в строках Пушкина:

Самовластительный злодей!
Тебя, твой трон я ненавижу,
Твою погибель, смерть детей
С жестокой радостию вижу.


Истории известны примеры, когда в ходе революций сносили головы монархам как олицетворению душившего народы абсолютизма, хотя сами они и не имели каких-то особо гнусных личных качеств (Карл I, Людовик ХYI). Не то Николай Романов или царь Николашка, как с ненавистью и презрением называли его многие в России. Это был сам по себе выдающийся негодяй. И церковь, выражаясь церковным же языком, совершила святотатство, причислив к лику святых виновника мучений и смерти миллионов. Показала ещё раз тем самым свою извечную реакционную сущность, извечную роль подпорки и охранителя любых угнетателей и любой тирании. Любовные отношения РПЦ с нынешним кремлёвским режимом - лишнее тому подтверждение.

"Святость" или мерзость человека делами определяется. Дела царя определялись стремлением придавить и омертвить всё, что угрожало безраздельному господству прогнившего самодержавия. А это требовало убийства "любезных подданных", чем он и занялся с самого начала своего царствования. Начал Ходынкой.

В рамках торжеств по случаю коронации Николая II в Москве власти назначили на 18 мая 1896 года на Ходынском поле народное гулянье с раздачей "царского угощения" - бумажный кулёк с сайкой, куском колбасы, пряником, десятком леденцов и пятком орехов. На поле, ничем не огороженном, изобилующем рвами и ямами, собралось полмиллиона человек. Никто из власть предержащих и не подумал принять какие-то меры предосторожности. Страшная давка, сопровождавшаяся вспышками паники, вызвала настоящее столпотворение. "...Живые волны чувствующих, страдающих существ перекатывались, раздавливая тех, кто нечаянно попал в яму, кто ослабел, изнемог и падал. Трупы, словно жертвы кораблекрушения, взмывали то там, то здесь на поверхности этого моря искажённых лиц, бессильно всплескивающих рук, сжатых кулаков, среди стонов, проклятий и криков умирающих", - писал очевидец трагедии. Порядка 4800 погибших, 3000 тяжело раненых - таким получилось "царское угощение" народу. А что царь? Отплясывал вечером того же дня кадриль на балу у французского посла. Когда тела погибших ещё не были преданы земле. А ещё выразил благодарность непосредственному организатору Ходынки, великому князю Сергею Александровичу, "за образцовую подготовку и проведение торжеств". Надругательство над народом. Такое не забывается.

Начало положено, а дальше "рулетка смерти" крутит по нарастающей. 9 января 1905 г. - Кровавое воскресенье. В тот день священник Гапон повёл фабрично-заводских рабочих в Петербурге к Зимнему, чтобы "коленопреклоненно" обратиться к "царю-батюшке" для облегчения своей невыносимой жизни. Реакция царя - "мятежной толпой заявлять мне о своих нуждах преступно". И он позволяет своим генералам (в столицу стянули свыше 40 тысяч солдат и жандармов) учинить побоище над "коленопреклоненными". Первые выстрелы прозвучали в полдень у Нарвских ворот. В два часа дня солдаты открывают огонь по главной колонне рабочих у царского дворца. Стреляют по толпе, идущей с иконами и портретами царя, конные рубят женщин и детей шашками, жандармы ведут огонь по верхушкам деревьев Александровского сада, куда забрались мальчишки; расстрелянные дети падают с ветвей, как воробьи. (Церковники, вспомните цитату из пушкинского "Бориса Годунова" - "Нельзя молиться за царя-Ирода, богородица не велит"! А вы не только молитесь, но и в сонм святых его определили). К вечеру того страшного дня счёт убитых и раненых безоружных людей шёл уже на тысячи. Россия сначала содрогнулась, а затем сжала в гневе кулаки. Начало первой русской революции "царём-батюшкой" было обеспечено.

Потом последовало введение Николаем "скорострельной юстиции" в порядке борьбы с революцией - требование исполнения смертных приговоров в течение 48 часов. Отправка им "карательных поездов" в охваченные волнениями районы, вывод на политическую сцену для уничтожения революционеров и организации погромов черносотенцев из самого отребья капиталистического общества, пользовавшихся особым покровительством царя. Не говоря уже о тысячах, умиравших с голоду от периодических недородов, охватывавших российскую деревню. Когда венценосец выражал недовольство любыми мерами по помощи голодающим, как " развращающими народ". Развращающими умирающих.

И вся эта кровавая дикость деспотизма, вся эта вопиющая нищета народа на фоне безумной роскоши царской камарильи и любезного его сердцу класса помещиков и капиталистов. "Вокруг усадеб власть имущих вымирают селения; они же тем временем заняты постройкой для себя новых вилл и дворцов под Питером и Москвой, на побережье Чёрного моря", - пишет писатель М.Касвинов, автор книги о последнем российском самодержце. Вам это ничего не напоминает? Правильно, сегодняшнюю вакханалию грабежа российского народа, предпринятую "демократической" кликой новой буржуазии. И это закономерная параллель. Всякий образ правления, движимый корыстным интересом угнетения трудящегося большинства, превращает управляющих в разбойничью шайку. Таковой являлась романовская бюрократия, таковой является и нынешнее "компетентное правительство" Путина-Медведева.

А для Николая Романова после Кровавого воскресенья последовала целая серия подобных дел. "Столыпинские галстуки" - виселицы для недовольных, Ленский расстрел доведённых до отчаяния рабочих - "так было-так будет", бойня Первой империалистической войны, учинённая "его величеством", чтобы подавить вновь поднимавшуюся волну революции. Он убивал и убивал миллионами свой "добрый народ". Прежде чем шагнул в разверзшуюся под его ногами в феврале 1917-го пропасть, когда в огромной империи не нашлось ни одной силы, пожелавшей встать на его защиту. Убивал и убивал. Надо ли удивляться, что народ воздал ему тем же самым?

Его судьба - предостережение нынешним, вцепившимся в награбленное российским буржуям и их кремлевской "головке". Тем, кто готовит трудовому народу новые Кровавые воскресенья. И надеется уйти от неизбежного возмездия. Они для того и объявили святым одного из самых отвратительных персонажей российской истории. Но только от своей участи быть сметёнными и преданными проклятию им, как и Романовым, не уйти.
Tags: Николашка Кровавый, РПЦ, Российская империя, Ходынка, борьба с царизмом, классовое неравенство, революция, список мразей, ужасы царизма
Subscribe

Posts from This Journal “ужасы царизма” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment