Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Роза Люксембург - вся жизнь в революционной борьбе

Мы, а тем более «младое поколение» - уже почти и забыли - кто же это была такая, Роза Люксембуг.

И сегодня, в день её рождения, хотелось бы вспомнить об этой женщине не только как о пламенной революционерке, которой она стала с самых отроческих лет, не об участии её в подпольных организациях и прочей разнообразной, обширной революционной деятельности, не о подвигах её во имя мирового пролетариата и многократном сидении в тюрьмах разных стран...

Родившаяся 5 марта 1871 г. (по другой версии - 1870 г.) пятым по счёту ребёнком в состоятельной еврейской семье в городе Замостье (ныне Замосць), в русской Польше, девочка Розалия уже с гимназии блестяще проявляла себя, и всегда была первой ученицей,

Какой вообще должна быть еврейская женщина? Что представляется нам при этих словах? Еврейская женщина - это, прежде всего, воплощённая мягкость, женственность, податливость, уют и опора семьи - её тихая гавань, «жилетка», «подушка» и вкусный обед.

Ну, и ещё конечно, особым качеством этих женщин являются мудрость и такт, благодаря которому в семьях они - первые и главные советчицы своих мужей, детей и внуков. Возможно, Роза тоже хотела бы стать такой же, но...

Красоту ей заменил острый ум, страстность и «высокий, напряженный - по воспоминаниям Льва Троцкого, - как струна, голос, который прорезывал бурные протесты баварских, баденских и иных оппортунистов. Как они ненавидели ее! И как она их презирала! Маленького роста и хрупкого сложения, она возвышалась на трибуне съезда, как воплощенная мысль пролетарской революции».

Сила логики, могущество сарказма - вот в чём она превосходила заклятых противников и врагов пролетариата, возбуждая их лютую ненависть к себе. Как подчёркивал Троцкий, стиль этой гениальной женщины был точным, сверкающим и беспощадным. Вот какие качества наряду с утонченной хрупкостью служили красотой этой женщине...

Помимо всего прочего она, как всесторонне одарённая личность, обладала несомненным литературным даром. Может быть, именно поэтому память о ней не угасает, чего нельзя сказать о многих её революционных соратниках. Её любовные письма к Лео Иогишесу, товарищу по борьбе и гражданскому мужу, до сих пор вызывают интерес и пользуются неизменным успехом у читателей на Западе, что побуждает издателей издавать их снова и снова.

В своей «любовной лирике» ярая революционерка и убежденная марксистка предстает как мечтательная маленькая женщина, глубоко чувствующая, тонкая и романтичная натура. Кстати сказать, Роза никогда и ни с кем не состояла в официальном браке и не имела детей. Хотя однажды в её жизни был фиктивный брак с немецким подданным, когда после переезда в Германию ей потребовалось немецкое гражданство. Главным же и любимым её детищем была, конечно же, революция!

Её меткие высказывания отличались всегда афористичностью: «Свобода - это всегда свобода для инакомыслящего», говорила она, а ещё одним из известных афоризмов она напророчила себе судьбу: «Я надеюсь, - писала Роза Люксембург, - умереть на своём посту, на улице или в тюрьме».

Так и получилось: всю жизнь Роза Люксембург провела в борьбе, а когда она вместе с Карлом Либкнехтом в январе 1919 г. возглавила восстание берлинских рабочих, то после его подавления их обоих арестовали и убили без суда и следствия конвойные, по дороге в тюрьму Моабит.

Для своего времени Роза Люксембург была выдающейся личностью, а для потомков она навсегда останется женщиной, вошедшей в историю рабочего движения как герой-революционер, вдохновляя и сегодня политиков, художников и поэтов... На ее могиле - всегда живые цветы.

Советское правительство вскоре после революции увековечило имя Розы Люксембург в названии улиц и площадей в каждом городе страны Советов. В Харькове - городе, где я живу, в честь неё переименовали одну из центральных площадей, которая до этого звалась Павловская по имени купца Савелия Павлова, построившего на этой площади большой каменный магазин.

Близится 8 марта - Международный женский день. Идею отмечать Международный женский день, как праздник равноправия, высказала Клара Цеткин, но поддержала её именно соратница по борьбе - Роза Люксембург. А потому совсем не лишним, наверное, будет нам, дорогие читатели, вспомнить за праздничным столом этих, по-своему замечательных женщин.

Жил-был советский человек...

Жил-был советский человек. Он трудился и отдыхал. Он грустил и улыбался. У него были вчера, сегодня и завтра. У него была семья, где царили душевное тепло и любовь. У него была работа, на которой он был нужен и его труд был необходим и ценен. Он хорошо работал и хорошо зарабатывал. У него были друзья, которые его ценила просто за то, что он их друг. У него была любовь, не за что-то, а потому что он человек. Он хорошо отдыхал и от души веселился. Если он вдруг заболевал, то советская медицина без труда ставила его на ноги безо всяких денег, полисов и страховок. Потому что он был человек. Нужный в этой жизни человек - член коллектива, глава семьи, муж и отец либо жена и мать. Он питался только свежими и натуральными продуктами в мире, пил самую чистую воду на планете. Он дышал чистым воздухом и грелся под ласковыми лучами солнца. Его не страшил ни ветер ни дождь - всё это было даже в удовольствие, потому что жизнь сама по себе была хороша, светла и стабильна. Не было другой такой страны в мире, где человек чувствовал себя именно человеком.

Но пришла перестройка. Началось разрушение доселе крепких стен, которые оберегали человека, его семью и его труд. На советскую землю хлынули паразиты всех мастей, повылезали изо всех щелей упыри да прочие гады и стали поганить всё, к чему бы не прикоснулись. Много ушатов помоев стали выливать они ежедневно на родной край человека, на его Родину. Стали заражать своей нечистью наиболее слабых человеков. И вот уже вторят они паразитам, клеймя последними словами всё хорошее, что кормило и поило их, оберегало и развивало, бережно и тепло хранило в своих объятиях. Советский человек был не готов к такой атаке и вот один за другим стал заболевать и умирать, потому что в не в силах был принять на себя такой недуг. Так и победили паразиты с больными человеками в агусте 1991 года и начался мор. Тотальный. Больные человеки стали вровень с проклятыми паразитами и уже искренне получали удовольствие от затхлых болот, в которые превратились недавние цветущие луга, от гниющих пней и коряг, в которые превратились прекрасные леса, от сточных вод, в которые превратились реки и озёра. Только советскому человеку было всё более тяжело и больно, потому что всё меньше оставалось противящихся правлению паразитов и их носителей. Долго и упорно, иногда из последних сил, старался советский человек держаться в этой жизни, потому что не мог оставить свою работу, свою семью, свой любимый край.

Но наступил год 2000-й и на замшелый зловонный трон взобрался жалкий карлик и провозгласил себя главным вершителем судеб. И устроил он настоящую охоту на оставшихся советских человеков. Режим его получил название - геноцид, потому что целью его было истребление всего и вся, относящегося к некогда дивному и сказочному краю, где царили доброта, мир и свет. С той поры наступили самые мрачные времена на земле советской. Советского человека стали поить тухлой водой, кормить всякой химической дрянью, дышать он был вынужден чем придётся... Не было уже семей. Не было дружбы. Не было любви. Остались лишь мутировавшие иллюзии. Год за годом уходили в вечность всё больше и больше советских человеков. Никак они не могли объединиться и дать отпор ненасытным тварям. Когда ты как нежный прекрасный цветок растёшь в саду, где за тобой ухаживают, оберегают, поливают и удобряют, то ты становишься уязвимым. Ты просто не знаешь что делать, когда на твой сад обрушивается ватага паразитов и начинает пожирать его. Без умелого и чуткого садовника такой цветок обречён. Он либо погибает, либо начинает мутировать. Так и стало происходить повсеместно. Советские человеки умирали, а их места занимали мутанты, внешне чем-то похожие на них, но внутри абсолютно пустые и ядовитые твари, порождённые паразитами.

Но у всего есть начало и у всего есть конец. Даже у очень плохого. И вот однажды...